Переписка, обратная связь, дружба

ПЕРЕПИСКА, ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ, ДРУЖБА
(25-04-2014)


ПЕРЕПИСКА

При желании для связи со мной можно использовать ящик little-guru собака yandex точка ru.

Если я долго не отвечаю на письмо, то это, скорее всего, означает, что я просто не знаю, что ответить. Т.е. в момент, когда я читаю, у меня внутри не возникает какого-то внерассудочного отклика, и слова сами не просятся на бумагу. А отвечать механически, рассудочно, - мне не хочется.

Существует заблуждение, что, если человек занимается какой-то духовной практикой, то он должен знать ответы на все или, по крайней мере, многие вопросы. Может быть, это и так для какого-то более позднего и устойчивого этапа практики, но для начального этапа (а я до сих пор хронически ощущаю себя в практике новичком) верно другое: когда ты не знаешь, то самое лучшее, что ты можешь сделать, - это просто искренне принять тот факт, что ты не знаешь, и не делать с ним ничего. Фактически, только это по-настоящему и работает: просто принять то, что есть, и не пытаться выдумать и вымучить то, чего нет. Только в этом случае что-то действительно начинает с тобой происходить, и появляется шанс, что знание - настоящее, уверенное, безколебательное знание - придёт к тебе само, естественным путём.

[Читать далее]
Поэтому, если я не отвечаю на письмо, то пусть это означает: "Я услышал тебя. Но что на это сказать, я пока просто не знаю."

КОММЕНТАРИИ

Сказанное о переписке в значительной мере относится и к чьим-либо комментариям к моим записям в ЖЖ. Если я на них отвечаю, то это обычно означает, что у меня возникла интересная идея ответа, сопровождаемая живым интересом, озорством или, как минимум, весельем. Что я предощущаю возможность разыгрывания интересной игры в данном смысловом поле. Если второй персонаж подхватит эту идею, и игра состоится, то будет радостно для всех. Если не подхватит, ну, что ж, тогда проехали. Если я не отвечаю на комментарий, значит такая идея не возникла.
Естественно, что ожидать от меня, что я буду с кем-либо бодаться или отстаивать свой мнение, малоплодотворно.

ДРУЖБА В ЖЖ

Если я посылаю кому-то предложение дружбы, то, как правило, это означает, что меня чем-то заинтересовал ЖЖ этого персонажа, и я хочу иметь к нему более простой доступ. Это не означает, что я хочу залюбить это существо до смерти, и оно должно оказывать мне знаки внимания.

Если я получаю предложение дружбы, я отвечаю на него согласием, если ЖЖ того, кто его послал, вызывает у меня интерес.

ПРИХОДЫ И УХОДЫ

Поскольку ведение ЖЖ в огромной степени связано с механическим желанием впечатлений, которое не ахти как часто хочется переживать, то, скорее всего, будут приходы и уходы и огромные перерывы в записях.

В общем, всё так же, как в жизни, любви, погоде и российской экономике.

По-настоящему.

:)

Община и давление времени

ОБЩИНА И ДАВЛЕНИЕ ВРЕМЕНИ

(31-05-2015)
Исследуя анатомию механической деятельности на материале своей работы и пытаясь отследить и выяснить, что же именно делает механическую деятельность омрачающей, я снова и снова прихожу к некоторым ключевым моментам.

Я вижу, что самое главное, из-за чего работа ощущается как нечто омрачающее - это давление времени. Именно напряжение, возникающее из-за требования успеть сделать нечто к такому-то сроку, делает неживой любую деятельность, какой бы она ни была.

За то время, что я занимаюсь печами, у меня были разные объекты. Сейчас, оглядываясь на них в прошлое, я вижу, что некоторые из них ощущаются как пустое серое пятно, просто кусок, вырезанный из жизни. Другие же ощущаются как что-то безумно светлое, радостное, волшебное, как волнующее приключение. Пытаясь определить, почему это так, я сравниваю то и другое и вижу, что для самых лучших моих проектов характерны общие черты:
[Читать далее]1) Я не ограничен сроками. Я не тороплюсь. Я работаю "в контексте Вечности", зная, что времени у меня - достаточно.
2) Хозяин будущей печи принимает живейшее участие в моей работе: он (она) активно помогает мне, заботится обо мне. Он не "заказчик", он со-творец.
3) Я не "вымучиваю" проект, пытаясь удовлетворить противоречивые требования заказчика. Я вижу его сразу, с самого начала, более или менее четко. Я просто захожу в помещение, чувствую, что печь должна стоять здесь и что она должна быть такой-то. И заказчику хватает мудрости и такта принять это видение, довериться мне и позволить мне творить то, что, как я чувствую, будет самым лучшим решением для данной ситуации.

Фактически, все эти моменты - об одном. Есть либо единство, либо разделенность.

Переживание Единства возникает именно тогда, когда нет "моего" и "твоего", когда нет "заказчика" и "исполнителя". Когда я строю печь в этом помещении так, как если бы это был мой собственный дом. Как если бы вот этот кусок жизни нам предстояло прожить в этом доме вместе. Именно тогда, когда я могу ощутить этот дом своим, я могу увидеть идеальное решение по его отоплению. Я могу увидеть идеальную печь. В этом случае мне даже не нужно много советоваться с хозяином и спрашивать его, чего он хочет. Я знаю, что я сделаю именно то, что ему понравится больше всего.

И оттого, что нет этой границы между "его дом" и "мой дом", "его печь" и "моя печь", "я" и "он", - из-за этого и нет того давления ответственности "сделать неправильно", "так, что ему не понравится". Ответственность в контексте "заказчик-исполнитель" - это, по сути, страх потерпеть поражение в попытке понять друг друга. Я спрашиваю, чего именно ты хочешь именно потому, что я не чувствую тебя и боюсь сделать тебе что-то не то.

И именно от этого же - от наличия расстояния, границы между нами, - между нами и возникает время. Возникает давление времени. Когда мы являемся единым существом, общее устремление которого - сотворить идеальный дом и поставить в нем идеальную печь, когда мы оба кровно и синхронно заинтересованы в том, чтобы это наше общее дело было сделано, - тогда нам нет нужды подпинывать друг друга, ставить сроки и условия. Мы оба знаем, что каждый из нас сделает все самое лучшее для того, чтобы наш идеальный дом был воплощен в реальность. И если что-то не получается сделать так быстро, как нам хочется, мы оба принимаем это как погоду во дворе, и нам не приходит в голову предъявлять друг другу претензии, что то или это произошло "из-за тебя".

Это и есть - творить в контексте Вечности. Мы не разделены, "я" не должен отчитываться перед "тобой", потому что "ты" и "я" - это Одно. И поэтому мы не создаем между нами времени, мы не используем время для того, чтобы делать друг другу больно. Чем синхроннее мы чувствуем и понимаем друг друга, чем лучше мы видим наш общий идеальный дом, тем меньше нужды ставить сроки и как-то ограничивать себя ими.

Но стоит нам разделиться на два разных существа, одно из которых - "заказчик", желающий одного, а второе - "исполнитель", желающий другого, и время тут же становится плёткой, которой мы стегаем друг друга, чтобы получить желаемое. И все волшебство совместного сотворения тут же пропадает.

Очень часто разделение снаружи происходит из-за разделения внутри. Я захожу в дом и сразу понимаю, что хозяин до сих пор не уверен, хочет ли он его строить или нет, будет ли он здесь жить или нет. Это очень легко почувствовать: если хозяин сам не видит своего дома и делает его из-за какого-нибудь механического принципа, какого-нибудь бессмысленного "надо", то, зайдя в этот дом, я не увижу в нем идеальной печи. Либо я увижу ее, но хозяин скажет, что ему так не нравится или что так сделать невозможно, потому что тут уже поставили лестницу или перегородку, и теперь уже поздно что-то менять и т.д. и т.п. Если человек сам не уверен, нужен ли ему этот дом и хочет ли он здесь жить, то он раз за разом принимает "не свои" решения, идет на дурацкие компромиссы, из-за которых то, что получается в итоге, гораздо больше обусловлено тем, что "уже поздно что-то менять", чем его истинным изначальным замыслом.

И делать печь в таком доме - это пытка. Это пытка, потому что я никак не могу увидеть образ печи для такого дома. Как я могу почувствовать, какая печь должна стоять в этом доме, если я чувствую, что сам хозяин не хочет строить этот дом и жить в нем? Если я чувствую, что какую бы печь я ни сделал, она не будет использоваться? Как я могу почувствовать, какая должна быть печь, если я знаю, что печь в этом доме вообще не нужна? Мне приходится складывать, склеивать образ будущей печи рассудочно, механически, спрашивая заказчика, чего он хочет, и принимая на веру те мутные обрывки чего-то, которые он мне выдает, в чем он сам не уверен, и в чем, тем более, не могу быть уверен и я. Мне приходится додумывать "как, наверно, может быть, будет правильнее" и прибегать либо к типовым решениям, либо к совершенно случайным, либо действовать по принципу "уже поздно что-то менять". Это пытка еще и потому, что в этом случае у нас и не получится с заказчиком настоящего со-творчества. Когда человек не уверен, что он хочет жить в этом доме или строит его потому, что "надо", он будет избегать слишком активного участия в строительстве, он будет избегать слишком плотного сотрудничества со мной, потому что общение со мной каждый раз будет заставлять его думать о том, о чем он не хочет думать. Для него думать об этом доме - мучительно. Этот дом - неразрешенная проблема его жизни. И поэтому он предпочел бы, чтобы "они сами там сделали все под ключ, я заплачу" и пореже беспокоили его лишними вопросами. Если хозяину неинтересно даже поехать вместе со мной на рынок, чтобы повыбирать кирпич или дверцы для печи, и он предпочел бы, чтобы кто-то как-то "сделал это сам, я заплачу", то мне становится ясно: этот человек не видит себя живущим в этом доме. Он строит не для себя. А просто потому, что "уже поздно что-то менять".

И это - проклятие для мастера. И это для мастера вызов. Участвовать ли в продолжении этого безумия, подыгрывать ли больным актерам или честно и открыто сказать им, что король голый? Что у этого дома нет будущего, и сейчас еще не так поздно посмотреть прямо в глаза этой истине, как тогда, когда это несуразное строение будет абы как доделано и хозяин начнет думать, кому бы его продать.

Раздвоенность внутри создает разделенность снаружи, а разделенность снаружи создает между нами время. Необходимость спрашивать, "как правильно", отчитываться друг перед другом и бояться не успеть вовремя.

Самое забавное, что больше всего мы боимся не успеть в том деле, которое меньше всего нужно делать. Когда ты строишь что-то истинное, на что толкает тебя глубинный Зов твоего естества, у тебя просто не может быть сомнений, что этот дом или эта печь могут быть не воплощены в реальность. Но когда ты делаешь то, в смысле чего ты не уверен, тебе приходится гораздо сильнее понукать себя сроками, потому что что же еще, кроме понуканий, заставит тебя довести это дело до конца?

Итак, самые лучшие мои объекты - это те, где было Единство, не было разделенности и давления времени. Где я строил так, как если бы я строил для себя. Как если бы я и хозяин были частью единого организма, на благо которого были направлены наши общие усилия. Когда после окончания работы я мог ощутить прирост в моем собственном хозяйстве, в моей семье, в моей общине, в моей стране. Я хочу строить именно так - чтобы что-то происходило, чтобы что-то прирастало от этого. Не в отдельных враждующих между собой фортах и крепостях самодостаточных ковбоев на Диком Западе, а в каком-то Едином Существе, которое я мог бы назвать телом Моей Страны, моей Родиной.

Я снова и снова прихожу к мысли, что по целой куче причин строить для своей общины, для того места, того дома, который я могу хотя бы в какой-то части почувствовать, ощутить своим, - это бесконечно разумнее, правильнее, гармоничнее, чем просто быть исполнителем чьего-то заказа. Даже если деньги от этого заказа пойдут "на развитие моего бизнеса". Я чувствую, что сама идея "бизнеса", сама идея того, что "заказчик" - это другой, отдельный человек, у которого свои интересы, другие, чем у меня, с которым я должен торговаться, чтобы выбить себе лучшие условия, - эта идея мне глубинно не близка. Я чувствую, что мне радостнее создавать что-то Настоящее, что будет телом Моей Страны, даже если внешне это будет казаться "невыгодным", чем "заработать кучу денег". Я не чувствую, во всяком случае на данный момент, что сам по себе факт перехода денег от заказчика ко мне создает это самое единое тело. От факта передачи денег мы не становимся ближе и у нас не появляется общая территория, на которой мы оба чувствовали бы себя дома.

Я чувствую, что идея строить простые, творческие, необычные, несуразные печи из бэушного кирпича, с негарантированным сроком службы - но для Нашей Страны - необъяснимым образом греет меня больше, чем идея строить "современные", "надежные" и "правильные" печи "по точным расчетам". Я хочу строить печи, которые, как и я, жили бы не в контексте "срока службы", а в контексте Вечности. Когда человек живет по-настоящему, полной и насыщенной жизнью, когда все, что но делает, - Настоящее, то даже если он умирает рано, мы не поставим этого ему в вину. Тогда почему мы измеряем существование наших домов и печей в голых цифрах времени, а не в интенсивности их жизни? Если печка простояла всего 8 лет, но за это время подарила радость десяткам отважных пионеров, пришедшим в эти поля ради мечты о создании лучшей жизни, если каждый кирпич ее стенок отполирован телами тех, кто любовно прислонялся к ней, чтобы почувствоать ее тепло, то разве её судьба не счастливее, чем судьба никому не нужного пыльного камина из фигурного кирпича LODE, простоявшего 30 лет в пустом доме на 300 кв.м. и ни разу не видевшего огня просто потому что он был построен для галочки?


Я чувствую, что дело не в работе и не в печах самих по себе. Все дело в том, что любая работа может создавать между нами либо разделенность, время и напряжение, либо тело Нашей Общей Страны, живущей в контексте Вечности.

Механическая суета и духовная практика

МЕХАНИЧЕСКАЯ СУЕТА И ДУХОВНАЯ ПРАКТИКА

(15-05-2015)
Сейчас, когда я живу в том же бешеном ритме, что и все Подмосковье, когда на мне висит 5 или 6 проектов, которые нужно делать одновременно, сдать в сроки, никого не подвести, при этом следя, чтобы из-за меня не простаивал никто из связанных со мной участников этих технологических цепочек, когда я сижу до полночи, ломая голову над идеальными техническими решениями, которые приходят обычно в тот момент, когда уже решил-таки отложить все на завтра и лег в постель, или лихорадочно соображая, как аргументировать заказчикам, что вот это лишнее, и так делать совершенно не надо, - именно сейчас я очень отчетливо чувствую, что такое духовная практика. И что такое духовная практика для тех, кто живет "как все нормальные люди" и думает, что "дела - это просто дела".

Это удивительно, но "дела", как оказалось, открывают огромный простор для осознанного выбора, и, наверно, я никогда бы этого не увидел, если бы не попробовал полтора года пожить полностью без дел вообще. Если бы я не научился разотождествляться со всем тем эмоциональным мусором, который всплывает на поверхность во время медитации, то мне никогда бы не пришло в голову, что точно так же можно разотождествиться и со всеми этими "безумно жесткими реалиями жизни", которые заставляют москвичей быть "деловой колбасой" и носиться с высунутым языком в хроническом неуспевании ни жить, ни работать.

Духовная Практика - это и есть найти точку Полного Покоя посреди всей этой суеты. Это значит - спокойно рассудочно знать, что я ничего не успеваю, - и при этом слышать волнение в сердце и ощущать запах зацветающих лугов, по которым я еду на работу.

[Читать далее]Это значит научиться выкраивать пять минут для прикосновения к англоязычному шедевру, какой-нибудь "Gone with the Wind" или "Walden, or Life in the Woods", пока мой напарник курит.


Это значит научиться говорить "благослови тебя Бог" каждый раз, когда хочется сказать "пошел на хуй!" Просто механически натренировать себя говорить другие слова, но каждый раз, заменяя в уме одни слова на другие, ощущать, что я больше не отождествлен с той игрой, которая меня не радует.

Это значит научиться каждое утро упорно переводить внимание с мысли "о боже, я не успел сделать ..., ... и ..." на мысль "Милая Богиня, я благословляю этот волшебный мир, в котором происходит столько удивительного, я благословляю это прекрасное место с одуванчиками за окном и туманными холмами вдали, я благословляю моих заказчиков, я благословляю мои печи и книги, которые я перевожу, я благословляю женщин, которые меня любят или которые меня бросают, я благословляю подарки, которые сваливаются на меня каждый второй день, я благословляю Вовку с его безумными идеями и неожиданными утренними визитами, я благославляю Женьку за его непробиваемо-несуразную "светлость" и за катание с ветерком в кузове его пикапа, я благословляю Леху с его аэродромом, из-за которого мне так часто стали сниться эти сны со взлетающими самолетами, я благословляю наших девчонок за все их несовершенство и даже за то, что я не могу пока влюбиться по-настоящему ни в одну... Я благословляю саму возможность выбора, что мне думать и чувствовать, независимо от того, где я нахожусь и чем я занят".

Это значит научится каждый раз, когда я ощущаю напряжение, вспоминать о том, что я сам выбираю, быть ли мне причиной или следствием моих обстоятельств. Это значит научиться в каждый такой момент задавать себе вопрос: "О'кей, как бы это ни выглядело сейчас, как же я сам хочу, чтобы это было?" И научиться действовать, исходя из этого. Это значит не ожидать мучительно, когда заказчик скажет или не скажет "да", а решить самому, что именно он мне скажет, и начать спокойно обсчитывать материалы и расходники и выслать ему список того, что он мне должен, с чувством выполненного долга.

Это значит научиться говорить с людьми уверенно даже тогда, когда я действительно ничего не знаю. Не ради понтов. А просто для того, чтобы в этом мире стало чуть меньше неуверенности и колебаний и чуть больше ясности, расслабленности и покоя. Сомнения были и будут всегда, и повод для них можно придумать при любом техническом раскладе. Но я все-таки выбираю прекратить говорить эти вечные "с одной стороны... но, с другой стороны...", перекладывая ответственность принятия решения на другого. Я выбираю научиться постулировать то, чего я сам хочу, вместо того, чтобы подвешивать всю жизнь на вечно неопределенные обстоятельства. Научиться слышать это самое "как я хочу".

Это значит каждое мгновение знать или уметь вспомнить, что внешняя форма реальности, которую мы видим, не значит ничего. Что все может измениться в каждое мгновение. Это значит научиться не быть отождествленным с тем, что видишь, не становиться следствием этого, а снова и снова действовать из своего собственного намерения, а не инерции видимых обстоятельств.

Это и есть духовная практика. И сейчас я вижу, что, блин, это так неважно - нахожусь ли я в уединенном домике среди лесов или в самой гуще всей этой деловой суеты... У меня есть огромное число возможностей и там, и здесь. И тот факт, что на меня повешена куча серьезных проектов, совершенно не обязывает меня ощущать напряжение и совершенно не запрещает мне переживать Любовь. Я могу найти место для моей Любви даже тогда, когда у меня есть жесткие цели и жесткая механическая структура моей деятельности.

Я просто никогда раньше не разбирал анатомию механической деятельности - из каких атомов она состоит, и что именно делает ее механической. Я не думал, что есть, собственно, процесс достижения цели, и есть омрачающие довески в виде напряжения, страха не успеть и т.п., я не думал, что эти довески можно как-то отделить от "нелюбимого дела". Я не разбирал анатомию того, что мы называем "любимым" и "нелюбимым", я не думал, что это всего лишь определенная традиция ума, которой мы следуем так же бездумно, как бабушки следовали рецептам прабабушек в приготовлении пончиков или крапивного супа. Я не думал, что "любимое дело" - это всегда апелляция к прошлому опыту, а не нахождение в Настоящем Моменте.

Я не думал, что нахождение в Настоящем возможно даже при движении к цели. Я не думал, что можно своим постулатом выбрать любить "нелюбимое". Я не думал, что наблюдение самого себя в процессе механической деятельности и систематический перевод внимания но то, что я хочу переживать, делает так, что эта деятельность перестает быть механической.

Теперь я знаю, что для того, чтобы переживать что-то озаренное, не обязательно бросать работу и уходить в леса. Теперь я знаю, что выход и способ изменить свою жизнь к лучшему есть даже у москвичей. Просто мало кто выбирает им пользоваться.


Но он есть.

Параграф для книги Бодхи "Путь к Ясному Сознанию" - создание условий для развития сексуальности.

25 декабря 2014.
ПАРАГРАФ В КНИГУ БОДХИ "ПУТЬ К ЯСНОМУ СОЗНАНИЮ" - О СЕКСУАЛЬНОСТИ.


Наконец-то, благодаря ссылке Креветки, добрался до текста "Пути Ясного Сознания" версии 2003 года.

Многое - очень интересно. Глава про Переживания - фундаментальная вещь, фактически - это сама суть, стержень Практики. И то, что она куда-то исчезла в более поздних редакциях текста, - большое упущение.

В то же время, по довольно многим характеристикам этот текст уступает более позднему изданию 2005 (?) года, которое я считаю "каноническим". Особенно это заметно по главе/главам, посвящённым сексуальности. В издании 2005 года глава про сексуальность практически безупречна, её можно смело публиковать на самом высокоэзотерическом форуме, и то сочетание Ясности и целомудренности, в котором она выдержана, делает её почти неуязвимой для любой критики. Некоторые имеющиеся косяки (в частности, про мастурбацию) не портят сильно общего впечатления. И эти косяки можно было бы исправить без ущерба для связи с общей логикой повествования.

А вот в издании 2003 года глава о сексуальности очень сильно хромает и явственно выбивается из общей логики повествования. Как это так - на протяжении всей книги так много сказано о губительности сильных целей и механической деятельности, об ошибочности зацикливания на идее "создания условий для практики" - и тут, вдруг мы видим целую инструкцию именно по тому, как убить кучу времени и сил именно на СОЗДАНИЕ УСЛОВИЙ для практики вместо самой практики? Отдельные фрагменты способны просто вынести мозг читателю, который всё написанное до этого принял и решил реально применять в жизни. Например, вот это:

[Читать далее]Можно ли обойтись без реализации сексуальных желаний? Вопрос этот возникает в основном в двух случаях: когда человек считает для себя неприемлемым заниматься сексом, и когда человек не может заниматься сексом в связи с каким-то физиологическими нарушениями. В первом случае ответ прост – нет, нельзя. Сам тот факт, что ты пытаешься найти путь в обход, свидетельствует о том, что твои сексуальные запреты крайне сильны, и попытаться их обойти – это все равно, что пытаться лечить больной зуб путем пломбирования соседних зубов. Иногда встречаются такие люди, которые несмотря ни на какие свои усилия не могут преодолеть в себе стеснительности, страха и прочего, что мешает им свободно заниматься сексом. Таким людям надо понять – их положение почти безнадежно, и если они не преодолеют эту свою невозможность, то состояние маразма им гарантировано в ближайшем будущем.

Сказанное здесь противоречит утверждениям самого же Бодхи о принципах реализации желаний и о стратегии эффективной практики, в частности:

Всегда могут возникнуть желания, которые не могут быть реализованы по разным причинам – захочу я Луну с неба, или изнасиловать маленькую девочку. Нет смысла придавать этому какое-то особое значение – надо делать то, что можно делать, и если у тебя из двадцати разных видов желаний два являются социально неприемлемыми – начинай с тех, которые можно реализовать, поскольку в процессе этой реализации направление твоей сексуальности изменится десять раз.

(
05-01-04 издания 2003 года)

и

Например, если у меня есть концепция о том, что телесное наслаждение – что-то несерьезное, чему не следует уделять внимание, то наслаждение подавляется. Возникает перекос. Однако в результате развития других ОзВ, из за резонанса с ними наслаждение будет все чаще и чаще возникать, пока, наконец, я не обнаружу, что есть такая концепция, устраню ее, после чего исследование и культивирование наслаждения пойдет вперед быстрыми темпами, и перекос в практике будет устранен, что скажется и на других направлениях в практике. Таким образом, достаточно хотя бы в некоторых сферах жизнедеятельности испытывать высокую степень искренности, прилагать упорные и решительные усилия, чтобы перекос в остальных сферах начал постепенно исправляться.


Достижение ясности в существовании принципа достаточности усилий устраняет озабоченность что-то пропустить, чего-то не заметить, в итоге чего мерещатся разные непреодолимые препятствия. В исследованиях устанавливается более спокойная, творческая, радостная атмосфера, лишенная спазматического беспокойства

(07-01-16 Принцип достаточности усилий - издания 2005):

Не говоря уже о том, что вышеприведённое утверждение содержит в себе классическую механическую оценку:

Таким людям надо понять – их положение почти безнадежно

Или вот ещё фрагмент:

Поскольку наши сексуальные влечения очень существенно ограничены нашими концепциями, страхами и привычками, то даже приведенная выше практика умеренного развития может оказаться недостаточной для преодоления этих рамок. Всегда есть соблазн сказать, что я уже понял, что это меня не привлекает, особенно если в отношении этой формы секса существует табу. Для того, чтобы избежать такого рода принятия желаемого за действительное, я рекомендую прибегнуть к практике принудительного расширения своего сексуального опыта.


Строго говоря, добровольность/принудительность - это архисложный вопрос. Нет точного определения, что считать добровольным, а что принудительным, и сам Бодхи такого определения тоже не даёт. Да, есть миллион фактов, когда человека силком вырывают из его зоны комфорта и бросают в новый опыт, и этот человек потом говорит, что теперь он счастлив, что он жалеет о том, что 10 лет прожил в тупых заблуждениях, и надо было сделать это "насилие" с ним с самого начала. Но бывает и так, что, окунувшись "принудительно" в новый опыт, человек обжигается и зарабатывает ещё более сильное отторжение к этому опыту, чем у него было до этого. Такое, после которого избавиться от полученных НЭ ему невероятно сложно. Но, независимо от того, эффективен этот путь или нет, он 100% противоречит практике реализации рж, описанной
 парой глав выше. Поэтому так и хочется сказать: Вы уж как-нибудь определитесь: то ли культивируем и реализуем радостные желания, то ли практикуем смирение перед незнакомыми и неустранимо тяжёлыми обстоятельствами жизни, то ли пытаемся наладить свободное общение, слышать и понимать друг друга, то ли играем в "Раба и Господина". Потому что смешивание одного с другим рождает ту самую кашу в уме, которой отличаются симпаты и иные полностью дезориентированные в своём поиске существа.

Потом, в издании 2003 года Бодхи разворачивает целую инфраструктуру по созданию условий для реализации сж, включая описание 9 типов проституток, ссылки на порносайты и инструкции по общению на сайтах знакомств. При этом для любого, кто прочитал предыдущие 4 раздела книги, очевидно, что речь идёт о сугубо механической деятельности - механической деятельности по созданию условий для реализации желаний, которые не факт, что вообще возникнут в форме именно радостных, а не концептуально-обусловленных механических.

В связи с этим, я задался вопросом, как бы ответил на вопрос о создании условий для реализации сексуальных желаний я сам. И в итоге у меня получился следующий параграф в книгу "Путь к Ясному Сознанию", который, пусть и менее детален, чем инструкции по использованию проституток, но, во всяком случае, гораздо больше соответствует духу книги и самой идее практики Озарённости.

05-02-03) Вопросы практики развития сексуальности.

Учитывая факт, что роль работы с сексуальным желанием в общем русле Практики оказывается весьма велика, закономерен вопрос: как быть тем, у кого нет (или кто думает, что у него нет) физической возможности реализовывать радостные сексуальные желания – в силу отсутствия рядом любимой девочки, состояния в браке, отсутствия места, куда привести девочку, или проживания в глухой местности, где в радиусе 5-10 км. физически нет ни одной привлекательной женщины и не работает интернет? Означает ли это, что ради реализации сексуальных желаний человек должен сменить место жительства и род деятельности, приложить какие-то массированные усилия для того, чтобы любой ценой найти себе девочку, зарегистрироваться на сайте знакомств, научиться пользоваться услугами проституток и т.п.?

При ответе на этот вопрос важно понимать следующее. Создание возможности и условий для занятия сексом очень легко превратить в классическую сильную цель, с достижением которой ты связываешь наступление своего счастья. И поэтому здесь уместно будет повторить всё то, что было сказано выше по поводу сильных целей. Механическая деятельность по созданию возможности и условий для занятия сексом, по сути, то же самое, что механическая деятельность по созданию себе комфортного быта, по «получению образования» или любая другая механическая деятельность. Её закономерными следствиями будут хроническая озабоченность достижением/недостижением цели и масса НЭ.

Делание ставку на такую цель, восприятие её как "Большой Красной Кнопки", разворачивание подобной деятельности только потому, что это «надо» и «поможет моей практике», скорее всего, не приведёт к проявлению ОзВ.

Поэтому единственное, что я могу посоветовать практикующему, у которого на данный момент нет возможности реализовать свои сексуальные желания, - это просто быть максимально искренним в тех усилиях, которые он совершает там, где он их совершает, и реализовывать рж в тех областях, которые ему доступны. И, кроме того, быть особенно внимательным к спонтанно проявляющимся радостным – именно радостным! – сж и Эрж в контексте конкретного момента жизни. Скажем, если ты вдруг оказался в городе, шёл по улице, спросил у случайно встретившейся девушки, как пройти в «Монетку», и в тот момент, когда она тебе отвечала, вдруг ощутил ЭТО. Если вдруг, неожиданно для самого себя, абсурдно для твоего рассудка, вопреки всему, ты вдруг ощущаешь внутри, что сейчас смотришь в те самые глаза, слышишь тот самый голос. Ты её видишь в первый раз, ты не можешь объяснить своего волнения, но факт остаётся фактом – прямо сейчас ты ощущаешь вот к этому случайному существу – НЕЧТО. Так вот, я скажу тебе, что просто остановиться в этот момент, подойти к ней и выразить вслух твоё желание побыть с ней рядом, даже если это закончится тем, что она улыбнётся, пожмёт плечами, скажет, что ей некогда, развернётся и уйдёт, – это гораздо больше сделает для твоей Практики, для твоей любви, для твоей жизни, чем сексуальные эксперименты с десятком проституток или просто «доступных», но не привлекательных девочек. Просто подойти к той, которая будит в тебе что-то живое и настоящее, и сказать, что ты хочешь побыть с ней рядом, - это требует гораздо большей смелости, чем затащить в постель девочку, единственное достоинство которой то, что она доступна. Но именно эта смелость в верности своим действительно радостным желаниям – и есть настоящая практика.

Хотя, конечно, если есть радостное желание попробовать именно с проституткой – чтобы избавиться от внушённых с детства православно-ведических догм, например, - тогда, безусловно, стоит попробовать именно с проституткой.

Вообще же, хорошая новость заключается в том, что, по мере того, как ты будешь становиться всё более искренним и чистым, всё более открытым, свободным от НЭ и механических концепций, по мере того, как Устремлённость, Любовь, переживание Единства и Безмятежность всё чаще будут проникать в тебя и наполнять твоё существо, - девочки в твоей жизни волшебным образом начнут появляться сами. Словно из ниоткуда. Ты будешь потрясён и очарован многообразию и причудливости тех путей, которыми они придут в твою жизнь. Ты увидишь, что можно случайно заговорить с незнакомкой в метро, и она окажется именно тем существом, которое тебе близко до самой сердцевины. Что можно ошибиться дверью и войти не в тот офис, и там случайно встретить эти глаза. Что она может просто однажды написать тебе письмо ВКонтакте с таким текстом, что «я сама не знаю, почему я тебе пишу, но я почему-то почувствовала, что я должна написать, и это очень важно, вот я просто и пишу…». Что та самая девушка может случайно подобрать тебя на трассе Екатеринбург-Пермь, сама оставит тебе свой телефон и попросит, чтобы ты ей позвонил. Что можно встретить её на остановке автобуса. Что можно встретить её на тусовке у друзей или на каком-нибудь фестивале. Что можно узнать её из сотен других в толпе на вокзале. Что можно просто зайти в банк для того, чтобы открыть счёт или снять деньги с карточки, разговориться с операционисткой Анечкой или Настей чисто по деловым вопросам и вдруг… Всё это – случаи, которые реально были в моей жизни. И каждый раз предсказать их было невозможно. И каждый раз, когда они всё-таки случались, я понимал, что устроить что-то подобное рассудочно, механически, как-то создать условия для того, чтобы это случилось снова, я бы не смог…

Поэтому можно даже сказать так: наличие или отсутствие возможности и условий для реализации радостных сексуальных желаний – это, скорее, результат, критерий твоей безупречности в практике, а не некое условие для практики, которое ты непременно должен создать.

         Хотя если есть радостное желание именно тусить на форумах знакомств, создавать условия и строить инфраструктуру, если от самой идеи специально пойти или поехать куда-то, где, возможно, есть шансы, возникает игривое предвкушение, тогда, бесспорно, именно этот путь – верный.

ОзВ как продукт движения. Тождественность отрешённости и движения к цели.

10 декабря 2014.
ОзВ КАК ПРОДУКТ ДВИЖЕНИЯ.
ТОЖДЕСТВЕННОСТЬ ОТРЕШЁННОСТИ И ДВИЖЕНИЯ К ЦЕЛИ.

                                             На любой вопрос, содержащий «или», правильный ответ содержит «и».
                                                 Аксиома НЛП.

Пытаясь отследить механизм, который создаёт мою реальность, я прихожу к следующему открытию:
Усилие выбора той или иной реальности тождественно усилию принятия решения. А усилие принятия решения - это то же самое усилие, что и усилие устранения НЭ. И то, и другое - это просто ВПРЫГИВАНИЕ В СОСТОЯНИЕ. В состояние отсутствия НЭ и присутствия ОзВ или в состояние, где НЕКОТОРАЯ ЛИНИЯ СОБЫТИЙ НЕИЗБЕЖНА.

Можно ещё сказать, что и то, и другое усилие - это выбор того, кто есть «я».

Бодхи писал: «поднять руку - это не что иное, как вспомнить себя в состоянии, когда рука поднята». С формированием будущих событий происходит абсолютно то же самое. Соблазнить Катю - это впрыгнуть в состояние, когда Катя в меня влюблена, и близость с ней неизбежна. Обрести свой дом - это впрыгнуть в состояние, когда появление этого дома неизбежно.

И, если так, то получается вот что: ОБА ПУТИ - И ДОСТИЖЕНИЕ НЕКОТОРОЙ ЗАДАННОЙ ЦЕЛИ, И ПОГРУЖЕНИЕ В ОТРЕШЁННОСТЬ - ЭТО ОДНО И ТО ЖЕ. Потому что, если видеть, что движение через некие «внешние события» - это, по факту, движение через определённые картинки и сопровождающие эти картинки состояния, а движение через «внутренние состояния» тоже всегда сопровождается определёнными картинками «внешней» реальности, то погружение в отрешённость оказывается точно таким же движением к некой цели, а процесс достижения некоторой «внешней» цели оказывается погружением в отрешённость - потому что для сосредоточения на цели и преодоления всех препятствий на пути к ней, нужно так же абстрагироваться, отрешиться от текущей Картинки, сосредоточившись на постулате «цель достигнута», как и при классическом погружении в отрешённость. И, в этом смысле, никакой разницы между этими двумя путями нет.


[Читать далее]Получается, что даже тогда, когда я практикую отрешённость, я всё равно ДЕЛАЮ НЕКИЙ ПОСТУЛАТ. Например, о том, что через погружение в отрешённость я достигну какой-то истины или ясности о моём будущем. Или о способе моего движения, скажем «я возвращаю внимание от всех ХО обратно к дыханию». В этом случае дыхание играет роль такого же произвольно, механически выбранного фиксатора внимания, как и внешняя цель. Т.е. я могу постулировать «я возвращаю внимание на дыхание», и верность этому постулату приведёт меня к ОзВ. А могу постулировать: «Я буду вместе с моей Аней и буду любить её, несмотря ни на что», и точно так же верность этому постулату будет приводить к проявлению ОзВ. Получается, что никакой принципиальной разницы здесь нет: сосредоточение внимания на цели даёт тот же озарённый эффект, что и сосредоточение внимания на дыхании или непрестанной молитве.

Получается, что ДАЖЕ ТОГДА, КОГДА Я ИЩУ ЯСНОСТИ ЧЕРЕЗ ОТРЕШЁННОСТЬ, Я ВСЁ РАВНО ДЕЛАЮ НЕКИЙ ПРОИЗВОЛЬНЫЙ ПОСТУЛАТ, КАКИМ МОГЛА БЫ СТАТЬ РОВНО С ТЕМ ЖЕ УСПЕХОМ И «ВНЕШНЯЯ» ЦЕЛЬ построить дом/общину/бизнес или быть вместе с Аней/Леной/Катей.

Получается, что если я ставлю «внешнюю» цель не ради самой цели  (типа: «нет денег, надо где-то добыть»), а ради самого по себе переживания предвкушения, решимости, устремлённости, намерения, то процесс достижения цели становится идентичен процессу движения к ОзВ через отрешённость, медитацию или непрестанную молитву. Хотя в случае с целью возникает ещё и дополнительный бонус - проявление желаемой реальности.

Итак, ДОСТИЖЕНИЕ ЦЕЛИ - ЭТО ПОСТУЛАТ. ЭТО ВПРЫГИВАНИЕ В СОСТОЯНИЕ «ЦЕЛЬ ДОСТИГНУТА» ИЛИ «ЭТА РЕАЛЬНОСТЬ НЕИЗБЕЖНА». Сейчас, вспоминая случаи моих побед в жизни, я вижу, что они создавались именно за счёт произвольно принятого постулата, который я в какой-то момент просто, «от балды», сделал. Так было в 2012, когда я, сидя с Лёшей на бревне, показал ему пальцем на проходившую мимо А., тогда ещё совершенно незнакомую мне, и сказал ему: «Вот! Я буду клеиться вон к той девочке!» И оставшиеся четыре дня всё происходило так, как будто мы с А. просто были обречены на то, чтобы быть вместе. Ровно то же самое произошло в 2010 году с Т., с единственной разницей, что вместо Лёши был Никита, сидели мы, рассматривая группу приехавших девочек, не на бревне, а на скамейке, и фраза звучала несколько иначе: «О, вон девочка моей мечты!» (На что Никита, не будь дурак, молниеносно отреагировал своим постулатом: «А вон та - моей!»). То же самое происходило с другими девочками, с которыми у меня что-то было, с автостопом, с Питерским семинаром Филипа Михайловича, с блендером, с землёй в 2004, с квартирой в Челябинске и т.д.

Кстати, раз уж зашла речь о девочках моей мечты, то самое время ответить на вопрос: что отличает просто девочку, которая мне нравится, от Той Самой? От моей половинки, как говорят анастасиевцы; от Единственной, как выражается Ричард Бах? Сейчас у меня нет ни малейших сомнений в ответе на этот вопрос. Единственное, что делает просто девочку Единственной, - это произвольно принятый в какой-то момент постулат. Это просто решение, которое как-то было принято, как-то выжило в первые несколько часов/дней, а потом просто начало соблюдаться и за счёт этого соблюдения начало набирать реальность по нарастающей, обрастая всевозможными знаками и прочим событийным волшебством. В то же время, я думаю, каждый сумеет вспомнить немало эпизодов в своей жизни, когда встречаешь девочку, эта встреча в первый же момент сильно ошарашивает как «Ооооо!!! Вот!!! ОНО!!!», но из-за того, что это событие не подкрепляется постулатом «Мы будем вместе» или «Это моя женщина», и в первые несколько минут/часов/дней не совершается действия для сближения с этой девочкой, то постепенно, с течением времени, эмоциональный шлейф от встречи затухает, и в итоге приключение так и остаётся мертворожденным.  Постулат, однозначно, имеет большую силу, чем событие. У меня были очень сильные встречи, которые в итоге так и остались - случайными встречами. И были встречи, которые не казались настолько сильными с первого взгляда, но которые были подкреплены постулатом, своевременным действием - и в итоге мощь событий разрасталась до очень сильных масштабов. В этом смысле, умение совершать постулаты оказывается куда более плодоносным для жизни, чем умение попадать в красивые ситуации и многообещающие компании.

А вот теперь рассмотрим случаи моих поражений. Практически все поражения в моей жизни, при ближайшем рассмотрении, сводятся к ситуации, когда Я НЕ ДЕЛАЛ НИКАКОГО ПОСТУЛАТА И ЗАСТРЕВАЛ В СОСТОЯНИИ ВОПРОСА. Например: «Где мне жить?» - итог: жить пока негде, и происходит хаотичное скитание по съёмным квартирам. Или: «В чём моё социальное предназначение?» - итог: отсутствие Своего Дела, развал того бизнеса, который был. Или: «Любит ли меня Аня?» - итог: полная неопределённость в реакциях Ани: она то ведёт себя так, словно влюблена в меня без ума, то так, словно я пустое место. Или: «Уехать из Е. или остаться?» - итог: «не смог ни уехать навсегда, ни обосноваться конкретно». И т. д. и т. п.

Выходит, что СОСТОЯНИЕ ВОПРОСА САМО ПО СЕБЕ ЯВЛЯЕТСЯ ПОСТУЛАТОМ. СОСТОЯНИЕ «Я НЕ ЗНАЮ!!!» - ЯВЛЯЕТСЯ ПОСТУЛАТОМ!!! И ЭТОТ ПОСТУЛАТ СОЗДАЁТ РЕАЛЬНОСТЬ НЕОПРЕДЕЛЁННОСТИ. Постулат «я не знаю» или «любит - не любит?» создаёт реальность, которая находится в вечном колебании: ягодки - колючки - ягодки - колючки - ягодки - колючки... Т.е. то идут «бесспорные знаки, что я на верном пути, и Аня, однозначно, любит», то «явные знаки, что Аня не любит, и ни каких шансов у меня нет». Аналогичная ситуация, когда мы вроде с девушкой вместе, но идут колебания на предмет «она - не она?», «стоит - не стоит?», «получится - не получится?». Реальность демонстрирует то сотню свидетельств, что «она полная дура», и «всё запущено безнадёжно», то сотню знаков, что «нет, я очень люблю её!», «нет, она всё понимает, и у нас всё получится!»

Отсюда выходит, что для внесения-таки определённости в мою жизнь, мне нужно в любом случае ЗАМЕНИТЬ ВОПРОСЫ НА УТВЕРДИТЕЛЬНЫЕ ПОСТУЛАТЫ. Даже если таким постулатом станет: «сейчас брошу монетку: если выпадет решка, остаюсь с Леной, если орёл - с Аней».

Иными словами, ЯСНОСТЬ О НАПРАВЛЕНИИ ДВИЖЕНИЯ СОЗДАЁТСЯ ЧЕРЕЗ ФАКТ НАЧАЛА ДВИЖЕНИЯ В КАКОМ-ТО КОНКРЕТНОМ НАПРАВЛЕНИИ. Постулат - это уже заданное направление. И ПРЕБЫВАНИЕ В СОСТОЯНИИ ВОПРОСА НЕ СОЗДАЁТ ЯСНОСТИ О НАПРАВЛЕНИИ ДВИЖЕНИЯ, А СОЗДАЁТ КОЛЕБАТЕЛЬНЫЙ КОНТУР.

Если же я остаюсь в состоянии вопроса и надеюсь всё-таки получить на него какой-то ответ «свыше», то получение ответа возможно только в одном случае - ЕСЛИ Я ДЕЛАЮ ПОСТУЛАТ О СПОСОБЕ ПОЛУЧЕНИЯ ОТВЕТА. Например: «Я голодаю до тех пор, пока не придёт ответ», или «Я бросаю монетку», или «Подожду до завтрашнего утра: с какой мыслью проснусь - так и сделаю». Т.е. опять-таки я ДЕЛАЮ ПОСТУЛАТ.

Вот, собственно, диагноз той жизненной ситуации, в которой я оказался к июню 2013: чтобы куда-то сдвинуться, нужно сделать хоть какой-то постулат. И тогда таким постулатом оказалась опора на ППП и на движение к ОзВ через отрешённость.

Ну, а теперь хорошая новость: КАКОЙ БЫ ПОСТУЛАТ О НАПРАВЛЕНИИ ДВИЖЕНИЯ Я НИ СДЕЛАЛ, ЭТО НЕ МОЖЕТ ЛИШИТЬ МЕНЯ ОзВ, ПОСКОЛЬКУ ОзВ ЯВЛЯЮТСЯ ФУНКЦИЕЙ НЕ ОТ НАПРАВЛЕНИЯ ДВИЖЕНИЯ, А ОТ ЕГО СКОРОСТИ! В каком бы направлении (во внешнем, социальном смысле) я ни начал двигаться, ОзВ там будут, если я буду двигаться сосредоточенно и постоянно возвращать внимание от механического реагирования к своим постулатам.

Точнее, даже не от скорости, а от массы, момента движения (произведение массы движущегося тела на скорость). Момент движения - это количество осознанных усилий (например, возвратов внимания к цели, или к дыханию, или к непрестанной молитве), помноженное на массу одного усилия и делённое на время. При этом под массой усилия я понимаю то количество изменений в восприятиях, которое происходит в результате такого усилия. Скажем, усилие безупречного устранения истерического механического желания впечатлений («Боже мой, у же столько времени прошло, а от них никаких новостей! Ну почему она не звонит???») имеет большую массу, чем перевод внимания  от одной мысли к другой, примерно равной по значимости.

В связи с этим, возникает интересная ясность: мои успехи в формировании желаемой реальности в стратегическом масштабе прекратились после 2006 (самадхи) ПОТОМУ ЧТО Я ПРЕКРАТИЛ ДВИЖЕНИЕ И СТАЛ ДОЖИДАТЬСЯ ВОЛШЕБСТВА (Ясности, знаков), НЕ УЧТЯ ТОГО ФАКТА, ЧТО ВОЛШЕБСТВО КАК РАЗ ЯВЛЯЕТСЯ СЛЕДСТВИЕМ ДВИЖЕНИЯ, ФУНКЦИЕЙ ОТ ЕГО СКОРОСТИ. Иными словами, знаки - это следствие сделанного постулата и начатого движения. Я же пытался дождаться их и использовать как ПРИЧИНУ для начала движения. Как нечто, что задаст направление моему движению.

Здесь важный нюанс. Существует попадание в момент Сейчас, когда есть Прямая Ясность, и идёт движение в Потоке, когда я не ДЕЛАЮ никаких постулатов - я просто ОКАЗЫВАЮСЬ в состоянии Ясности. Там вроде бы я не делаю никаких утверждений о реальности, как и в состоянии вопроса, но Поток радикально отличается от состояния вопроса. Скорее, Поток - это что-то вроде фундаментального постулата «Я принимаю ВСЁ таким, какое оно есть» или «Я доверяю каждому мгновению». Но попадание в Поток - это, строго говоря, тайна, покрытая мраком. Что точно известно - это то, что сосредоточение (возврат) внимания на чём угодно (будь то дыхание/молитва или «внешняя» цель) явным образом способствуют попаданию в Поток.

Итоговое уточнение про Позитив и Озарённость. Движение к цели ради результата, ради достижения этой цели - это Позитив. Это человеческое. Движение к цели ради наращивания массы движения - это Озарённость. Внечеловеческое и вневременное.

ОзВ как продукт механической деятельности

6 декабря 2014.
ОзВ КАК ПРОДУКТ МЕХАНИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.

Сейчас со мной происходит удивительная вещь.

Вот уже неделю я практически с утра до ночи сижу над своим романом - редактирую и пишу. Ни с кем не общаюсь, интернет не включаю, ничего другого почти не делаю. Иногда гуляю - в лес, на речку или просто до магазина и обратно. В принципе, работа - вредная: почти весь день за ноутбуком, двигательной активности мало. Хотя, конечно, по-максимуму стараюсь разгрузить глаза - перечитываю уже набранные тексты на электронной книге.

Этот роман я пишу уже примерно 17 лет. Точнее, он начат был 17 лет назад, по-настоящему активно я за него взялся 14 лет назад - осенью 2000, потом большая часть написанного была забракована, после чего снова - длительная пауза, и потом снова прорыв - в 2004, когда была написана примерно треть всего текста, что имеется на настоящий момент. Я помню, как это происходило тогда: на меня просто находило НЕЧТО, я очень ясно видел, что и как происходит с моими героями, садился и писал, писал, писал - не в силах оторваться, потому что количество новых фрагментов появлялось в голове со скоростью, превышающей мою способность их записывать. И если в 2000 я писал по-детски, механически, т. е. садился и гнал по-порядку 1-ю главу, потом 2-ю, потом 3-ю... - то теперь работа пошла совсем по-другому. У меня есть скелет романа, общая схема сюжета, и просто в какие-то моменты происходит вспышка, я вижу новый фрагмент, записываю его и вклеиваю на соответствующее место. Эти фрагменты могут быть из начала, из конца, из I части, из VI, из XIV... - это абсолютно не имеет значения. Самое начало, первые главы Пролога, у меня устаканились где-то к 2003 году. Тогда же, в 2003, был написан и самый конец - Эпилог, чем всё закончилось. В 2004 у меня неожиданно появился новый главный герой, который раньше не предполагался, но который теперь занял одно из стержневых мест. В 2004 же возникла целая сеть географических и этнографических деталей, которые наложились на всю структуру произведения и выстроили его в определённой палитре. В 2008 - так же неожиданно - появилась ещё одна главная героиня, которая тоже словно бы создала в сюжете целую эпоху, и без которой это произведение кажется уже немыслимым. Наконец, ещё одна главная героиня вспыхивает из небытия в 2014, и весь конец романа перекрашивается совершенно в другие краски, получается совершенно иная расстановка акцентов, чем была до этого, и несколько фрагментов, написанных в 2002-2003, благополучно отправляются в корзину, хотя до этого они казались мне очень даже красивыми.


[Читать далее]И вот что интересно. Всё это время процесс написания моего романа был для меня рассудочно неуправляемым. Т.е. я не мог просто сесть и начать писать по-порядку ту главу, которой на данный момент не хватает. Все, что я пытался писать рассудочно, благополучно оказывалось в корзине - не сразу, так через несколько лет. Чутьё на халтуру у меня развито очень хорошо, и если я ощущаю, что  вот этот фрагмент - не шедевр, если я чувствую, что это место вымучено, я расстаюсь с ним без особого сожаления. Я хочу, чтобы КАЖДАЯ страница моего произведения содержала в себе НЕЧТО. Я хочу, чтобы, даже прочитав всего одну страницу моего романа, читатель мог что-то пережить. Я хочу, чтобы моему читателю не нужно было тратить больше 10 минут для того, чтобы определить, стоящая вещь перед ним или пустая дешёвка. Я хочу, чтобы, открыв мою книгу в любом месте, читатель был за несколько секунд задет за живое, чтобы он непроизвольно сливался с тем, что происходит, чтобы он просто мгновенно падал в шкуру моих героев, смеялся и плакал вместе с ними и переживал каждую строчку, каждую фразу, каждый жест и поступок - всей сердцевиной своего существа. Я хочу, чтобы моя книга просто хватала читателя за сердце и что-то делала с ним. Чтобы она совершала над человеком какое-то алхимическое превращение, которое его рассудок не властен обратить вспять. Чтобы, прочитав мою книгу, читатель уже не смог остаться прежним, даже если его рассудку кажется, что у него и так всё хорошо. Я хочу, чтобы моя книга действовала на читателя помимо его рассудка. Чтобы она будила в нём какие-то скрытые струны, открывала какие-то похороненные тайники его существа и заставляла его любить и быть ЖИВЫМ вопреки всему, что он знает или думает, что знает об этой жизни. И такую книгу невозможно просто сесть и написать от ума. Она должна как-то родиться. Я не должен придумать, что и как произошло с моими героями, я должен это УВИДЕТЬ.

И вот этот момент делает написание моего романа и очень простым, и очень сложным одновременно - как попадание в самадхи. Если вдруг ОНО ПРИХОДИТ, то я просто сажусь и пишу - пишу, пишу, пишу... И у меня без всякого придумывания сразу выходит из-под пера шедевр, на который я смотрю и понимаю: всё, тут уже ни прибавить, ни убавить. Но если ОНО НЕ ПРИХОДИТ, то просто ничего нет. Год проходит, и текст просто лежит и пылится на полке или на жёстком диске - просто ничего не происходит. За весь 2007 - написано 3 страницы. За 2009, 2010, 2011 - менее 1 страницы. За 2012 - 1 страница. За 6 лет (2007, 2009, 2010, 2011, 2012, 2013) было написано в разы меньше, чем за один-единственный апрель 2004!!! Я видел это, я страдал от этого, но сделать с этим я ничего не мог. Я не мог объяснить себе, почему в какие-то моменты, когда я даже специально перечитываю мой роман и думаю о нём, у меня ничего не рождается, а в другие, как в октябре 2008, я где-то вдали от дома и моих рукописей, я занят чем-то совершенно другим, я по уши погружен в какие-нибудь стройки и печки, массовые мероприятия или ещё что-нибудь - и вдруг прямо посреди стройплощадки в голове происходит озарение, и вечером я прибегаю в мою комнату, еле-еле удерживая в себе то, что распирает меня изнутри, беру в руки первую попавшуюся тетрадку - тетрадку с моими печными чертежами - и пишу, пишу, пишу - до глубокой ночи, исписывая эту тетрадку от корки до корки. И во время этой писанины переживаю что-то совершенно необыкновенное. Но потом снова проходит год - и НИ-ЧЕ-ГО.

И вот, сейчас так получилось, что я предпринял авантюру. Я как-то пообещал одному человеку, что дам ему почитать свою писанину. Но, придя домой и полистав свои записи, я понял, что в таком виде давать нельзя. Когда роман пишется уже больше 10 лет, и новые фрагменты просто один за другим кидаются в общую кучу - пусть и на соответствующее место, но без какого-либо согласования с предыдущими, в сюжете неизбежно накапливаются разные нестыковки. И когда вслед за куском текста, написанного в 2000 году и каким-то чудом дожившего до наших дней, сразу идёт фрагмент 2008 или 2014 года, то даже терминология местами существенно гуляет, не говоря уже о том, что фрагмент 2000 года написан без учёта тех революционных перемен, который произошли в ткани сюжета в 2004 или 2008. Короче, стало ясно, что надо просто как-то привести всё в порядок и согласовать разновременные фрагменты между собой. Ну, и, конечно, почистить, наконец, орфографию, потому что опечатки при чтении тоже как-то уж сильно бросаются в глаза. В принципе, работа, скорее, техническая, чем сочинительская, и, с учётом того, что рано или поздно её всё равно пришлось бы делать, я просто сел, поставил на ноутбук OpenOffice и начал читать и править фрагмент за фрагментом. И, чтобы эта работа, как обычно, не растянулась на чёрт знает сколько времени из-за какого-нибудь досадного препятствия, которое неясно, как обойти, я дал себе обет, что не выйду снова в интернет до тех пор, пока роман не будет полностью отредактирован.

И вот, я сижу над текстом уже неделю. Масштабы того, что мне пришлось перелопатить, уже сейчас впечатляют: я, конечно, знал, что нестыковок в тексте немало, но я никак не мог предположить, что до такой степени. И пока пройдено ещё только процентов 60% - пролог и 10 частей романа из 14 (+ эпилог). И вот здесь начинаются самые интересные вещи. Уже позавчера я упёрся в такую нестыковку в сюжете, которую совершенно неясно, как устранить. Фактически, вступили в противоречие между собой несколько шедевральных фрагментов, каждый из которых я считаю безупречным и каждый из которых мне очень хочется сохранить в окончательной редакции романа. И то, и другое - написано идеально, прикопаться совершенно не к чему. Но чисто логически, по смыслу и по хронологии развития событий, эти несколько фрагментов не могут существовать одновременно друг с другом. Т.е. возникло как бы две параллельные сюжетные линии, и либо из них нужно выбрать только одну, а вторую безжалостно отправить в корзину, либо нужно их существенно переделать и раскидать по времени, чтобы одно произошло после другого, и всё это было как-то согласованно.

Позавчера и вчера я думал над тем, как разрешить этот конфликт, просто до вскипания мозга. Я составил таблицу хронологии своего повествования, я раскидал по этой таблице основные события и стал искать свободное место, куда можно было бы непротиворечиво передвинуть кусок сюжета, с которым мне никак не хочется расставаться. В процессе этого я временами даже испытывал самое настоящее механическое Напряжение (4.0) - почти такое же, как когда я думал над разрешением своих «жизненных проблем». Хотя нет, всё равно не такое же, потому что проблема, возникшая в моём романе, однозначно, гораздо увлекательнее и жизненнее, чем все эти идиотские «где взять денег?» и «как дальше жить?»

Тем не менее, когда я упёрся в этот конфликт и отдал себе отчёт, что я сижу и буксую над одной и той же (и далеко не последней) частью романа уже третий день, я испытал явную усталость, упадок энтузиазма и отчётливо ощутил веяние: «Нет, наверно, всё-таки лучше пока отложить это дело в сторону на какое-то время и подождать свежих мыслей.» Это, в общем-то, знакомое мне настроение, и раньше я почти всегда так и делал, за что иногда (не всегда, но иногда) действительно бывал вознаграждён свежими мыслями и неожиданными решениями. То есть, я не сомневаюсь, что в некоторых случаях этот вариант работает. Хотя в каких именно - никто заранее не предскажет.

Но в этот раз я дал себе обет довести дело до конца во что бы то ни стало. Во всяком случае, до тех пор, пока не будет результата - отредактированной промежуточной версии текста, - точно никакого интернета даже по сугубо техническим вопросам. Даже для того, чтобы положить денег на телефон. Даже для того, чтобы отписаться Юле и предупредить, что я через месяц съеду из этого дома. Никакого интернета. НИКАКОГО. Просто я так решил. Чисто ради любопытства, что из этого выйдет.

И вот, я чувствую, что это странное, произвольное и, может, даже в чём-то глупое решение постепенно начинает что-то делать со мной. Я чувствую, что моё тело начинает бунтовать и возмущаться, я ощущаю, как в этом теле рождаются и гаснут импульсы как-то вырваться из этой клетки, как-то что-то расшатать. Появляются какие-то «ну очень важные поводы», чтобы всё-таки сходить в интернет. Появляется желание уехать отсюда в другое место, чтобы «немного развеяться». В теле неожиданно оживает сексуальное желание и начинает слегка колбасить меня, но я так же беспощадно ставлю его на место. Я ощущаю, как всё моё тело начинает разогреваться; что-то в нём бесится, бурлит и перебраживает, и в конечном счёте это что-то удивительным образом начинает кристаллизовываться в какое-то очень яркое и красивое переживание. И это переживание - чистая, яркая, незамутнённая Решимость - решимость просто идти вперёд и продолжать делать то дело, которое я начал.

На седьмой день, я просыпаюсь с яркой решимостью. Я понимаю, что сейчас снова засяду за тексты и буду править, переделывать, гонять куски туда-сюда, что-то придумывать, буду мучить мою хронологическую таблицу и пытаться как-то освободить в ней место для фрагментов, которые я любой ценой хочу спасти. Кое-что я сокращу, кое-что я пока просто заштрихую жёлтым цветом как сомнительное, оставлю в основном рабочем файле, но не включу в демо-версию, которую мне нужно довести до конца. Когда я устану, я оденусь, пойду в лес, поброжу по деревне, заберусь в какой-нибудь заброшенный дом, полазаю там, помечтаю о коммуне сквоттеров, половлю носящиеся в воздухе случайные мысли... Но потом снова вернусь домой и продолжу доводить мою начатую авантюру до конца.

Я ощущаю то самое состояние непреклонности, как и тогда, когда я стою на трассе и еду куда-то автостопом. Я не знаю, каким путём я доеду, я не знаю, когда и как это произойдёт, но сомнений в том, что я доеду, - у меня больше нет.  И сейчас я, может быть, впервые в жизни умышленно, целенаправленно, рассудочно, механически - создал это удивительное переживание в отношении того дела, которое - из всех моих личностных, человеческих дел - я считаю на настоящий момент самым важным, самым ценным, самым подлинным. В отношении своего любимого романа, который до этого всегда просто случался со мной, и это случание было совершенно за пределами моей способности что-то СДЕЛАТЬ.

Запись из моего дневника - и эти слова искренни:
Когда на фоне работы над SPC (сокращённое название романа - D.) я как-нибудь случайно обращаюсь мыслями к вопросам о моём будущем и «моей жизни вообще», я чувствую, что, что бы ни ждало меня дальше, и где бы я ни оказался через месяц, мне сейчас очень спокойно. Я чувствую, что то, что я сейчас делаю, - это то, что я считаю действительно стоящим и важным делом в моей жизни. Это важнее - так это прямо сейчас ощущается внутри меня - экопоселений, важнее печек, важнее языков. Если я умру, но успею закончить и подарить миру вот это моё творение, - значит я прожил эту человеческую жизнь не зря. Наконец-то мои руки дошли до того, что я всем сердцем считаю важным в этой своей человеческой жизни, и что действительно созвучно с каким бы то ни было ответом на вопрос о моём «социальном предназначении». Подарить миру SPC - если сравнивать это со всеми человеческими делами, которыми я занимался до сих пор, - то ради этого стоит жить. И если предположить, что я завтра умру, то сегодня я выбираю прожить этот день так же - доводя до совершенства моё любимое творение. Даже если кому-то со стороны это будет казаться просто «сидением за компьютером». Именно от этого - от осознания, что я сейчас делаю, может быть, самое важное из всех социальных, человеческих начинаний моей жизни, я ощущаю, что страхи и заботы о моём выживании, о моём будущем - отступают. Я больше не ощущаю их. Есть только эта задача, есть только этот путь, и всё остальное для меня сейчас не существует.

Я просыпаюсь с мыслями о моих героях и их жизнях, я засыпаю с мыслями о них. Иногда кажется, что голова устаёт думать обо всём этом, особенно когда я упираюсь в какой-нибудь сюжетный конфликт, подобный вышеописанному, или когда пытаюсь как-то спасти и переписать фрагмент 2002 года, но понимаю, что это безнадёжно, и с ним, похоже, придётся расстаться совсем. Но в какие-то моменты, на фоне вот этой Решимости, случается чудо.

В теле возникает волнение, в голове возникает вспышка какой-то неожиданной Ясности, я бегом сажусь писать - и неожиданно у меня рождается Нечто - совершенно новые фрагменты в тело моего творения, которые кажутся вообще никак не связаны с теми местами, которые я редактирую, и с теми вопросами, над которыми я ломаю голову в процессе редакторской правки. И это как раз такие фрагменты, которые являются настоящими - такими, которые потом, когда это Нечто утихнет, я перечитаю и скажу, что здесь ни прибавить, ни убавить. А сейчас, пока я пишу, я безошибочно распознаю их настоящесть по тому, как я смеюсь или плачу, пока пишу их. Это всегда так - когда ты пишешь что-то настоящее, ты знаешь об этом именно по тому, как ты волнуешься, как ты плачешь или безудержно хохочешь, выводя на бумаге или на экране новые буквы и слова.

Я знал, что в конце романа у меня появится ещё одно существо, ещё одна героиня. Я знал это уже в 2005-2006 году. Но все эти годы я никак не мог увидеть её. Я никак не мог пережить, ощутить, почувствовать, что же она такое, какая она. И тут, пока я топил печку, пил чай и отдыхал от возни со своим главным сюжетным конфликтом, я вдруг неожиданно увидел её. И она оказалась такой, какая, скорее всего, и не смогла бы появиться в моём воображении тогда - ни в 2006, ни в 2011. Она оказалась такой, какой я смог бы увидеть её только на нынешнем витке моей жизни, и которая несёт в себе то, в чём ещё несколько лет назад я бы не увидел никакой ценности. Теперь же эта звёздочка вспыхнула так ярко, что весь конец моего произведения стал другим. И мне кажется - он стал красивее, хотя некоторые остросюжетные и душещипательные фрагменты теперь, похоже, придётся отправить в корзину: они больше не смотрятся на фоне этой новой красоты, хотя сами по себе они достаточно безупречны и могли бы подойти для оживления какого-нибудь голливудского сценария.

Я замечаю, что папка «Фрагменты, не вошедшие в окончательную редакцию» становится всё толще. Сейчас мне уже не жалко прощаться с творениями 2000 года, хотя в 2004 я ещё был готов их оплакивать. Теперь же очередь доходит и до некоторых кусочков 2002-2003 гг., которые, взятые отдельно, сами по себе, очень даже хороши. Но хорошее - враг лучшего, и чем дальше я живу и пытаюсь осознанно слепить из своей жизни что-то красивое и настоящее, тем яснее я вижу, что именно жалость расставаться с тем, что и так хорошо, и есть самая главная, если не единственная причина, почему мы до сих пор не ТАМ - даже тогда, когда прекрасно всё знаем и понимаем.

Пока в твоей жизни мало хорошего, ты изо всех сил пытаешься зацепиться за то хорошее, что всё-таки есть, - за дом, землю, друзей, женщин, собственные творения... Пока в твоей жизни мало Жизни, ты истерически цепляешься за свою жизнь. И каждый шедевр, который ты - каким-то чудом - создал, надолго приковывает твоё внимание - именно потому, что непонятно, как тебе - тебе!!! - удалось сотворить такую красоту. Ты пытаешься зацепиться - и не двигаться, ничего не менять, чтобы ничего хорошего не разрушить. Сильнее всего ты пытаешься зацепиться именно тогда, когда цепляться - почти не за что. На безрыбье и рак - щука. Чем меньше в твоей жизни хорошего, тем труднее ему в ней появиться, потому что ты будешь судорожно оберегать то, что есть и не позволишь ему уйти. Но когда хорошего становится больше, и когда ты с удивлением обнаруживаешь, что лучшее возникло именно тогда, когда ты нашёл в себе смелость и безжалостность, чтобы распроститься с тем хорошим, которое было, ты потихоньку становишься всё безжалостнее. Ты начинаешь легче отказываться от хорошего и ценного, потому что сам риск, сама решимость, сам трепет и само отчаяние твоего Поиска, сама искренность в вопросе «найти Нечто или потерять всё» - становятся, в конечном счёте, дороже тех конкретных драгоценностей, которые ты находишь на своей тропе.

Искренность Поиска становится для тебя всем. Хочется просто падать в пронзительную Безысходность, в звенящую Тотальность этого Поиска. Быть тотальным - и в том, чтобы нежно заботиться и быть верным своей милой Леночке, и в том, чтобы искать, встретить и завоевать сердце своей Принцессы Анны, и в том, чтобы остаться здесь и построить свой маленький домик в этой богом забытой Екатерининке, и в том, чтобы рвануть в Крым или в португальские Пиренеи и неожиданно для себя обрести свою новую родину. И в том, чтобы делать свой большой бизнес, и в том, чтобы просто сидеть дома перед экраном и писать свой маленький роман о большой любви.

Когда в твоей жизни есть Жизнь, то расстаться с жизнью - уже не страшно.

Итак, что же произошло? Моё решение сесть и отредактировать мой роман было механическим. Это не было радостным желанием, хотя просто прикасаться и читать моё произведение или писать его тогда, когда новые фрагменты - приходят, - безусловно, радостно было всегда. Решение сесть и делать эту работу именно сейчас - тоже было произвольным и, в некотором смысле, даже реактивным, «заказным». Единственное, что не было реактивным и механическим - это постоянный возврат внимания к цели довести дело до конца. Это единственная вещь, которая во всём этом процессе была выше, за пределами любых человеческих эмоций, мыслей, состояний и препятствий, которые встречались мне на пути. Единственная вещь, которая была как бы вещью-в-себе, была независимой от всего человеческого и не подверженной никаким реактивным колебаниям. Но...

Осознанный возврат внимания к цели осуществлялся на основе постулата, принятого... механически!

Внимание было рабом постулата «я в любом случае довожу дело до конца». Но этот раб умудрялся... командовать своим господином, отметая по ходу движения к цели все контр-постулаты (в частности, о том, что надо «отложить и подождать»), которые точно так же произвольно и механически, как и исходное решение, возникали у господина в голове.

Вывод или гипотеза:
ОзВ, возникающие в процессе какой-либо деятельности, мало зависят от направления, смысла и содержания этой деятельности, в т.ч. от того, начата она на основе рж или мж. Они зависят от массы внимания, выведенной за пределы реагирования. Иными словами, устранение НЭ и возврат внимания к цели деятельности от текущих препятствий и хаотических отвлечений - это одно и то же усилие.  

Решимость как продукт верности своим решениям

25 мая 2014.
РЕШИМОСТЬ КАК ПРОДУКТ ВЕРНОСТИ СВОИМ РЕШЕНИЯМ.


Сейчас вдруг осознал, что у меня есть огромный опыт принятия чётких и эффективных решений и целая область жизни, где решения вот уже 7 лет принимаются и реализуются безупречно.

Это автостоп. Я почти не припоминаю случаев, чтобы я стоял посреди трассы, колебался и мучился от невозможности решить, куда же мне ехать. И я вовсе не припоминаю ситуаций, когда я выехал из какой-то точки, скажем, из Челябинска в Москву, но посреди пути засомневался и решил вернуться обратно в Челябинск. Даже в Европе, где я стоял на трассе по 5 (!) часов, где я ночевал у автострады, не сумев за день поймать машину, мне не приходило в голову, что я еду не туда, что смысла ехать нет, что лучше всё-таки не ехать, что, может быть, мне не судьба ехать в этом направлении, что, может быть, у меня карма остаться тут, или Бог хочет, чтобы я вернулся…

Не было такого. Уж если я, в принципе, вышел на трассу, я уже не останавливаюсь. Я ЗНАЮ, я ТВЁРДО, НА 100% ЗНАЮ, что доеду. И не важно – идёт ли речь о 70 км до областного города, 2500 км до Краснодара или 6000 км от Мадрида до просто «домой». Вопрос может быть во времени прибытия – плюс-минус несколько часов, но даже по времени я в 70 или даже в 80% случаев могу предсказать достаточно точно, когда я доеду до конечной точки. Я знаю, что дорога от Екатеринбурга до Челябинска занимает 2,5-3 часа, от Перми до Москвы - сутки, от Челябинска до Краснодара - двое суток, и мне не нужно расписание движения автомобилей для того, чтобы сказать другу, что я буду у него 16-го вечером.


[Читать далее]Да, когда я стою на трассе час или больше, мне, конечно, не очень комфортно, и мой эмоциональный тон часто начинает падать. Но даже на волне усталости и НЭ я не подвергаю сомнению решение об избранном направлении. Я могу поменять технику стопа – перейти от пассивного стопа к активному; могу сменить позицию, могу какой-то небольшой участок пути проехать на автобусе или на электричке. Но я никогда не сомневаюсь посреди дороги (кроме случаев, когда я не решил это до выезда), ехать ли мне в Краснодар или в Питер. Я никогда не разворачиваюсь на полпути обратно из-за того, что автостоп как-то не клеится. И я никогда не удостаиваю ни малейшим вниманием подобные мысли, даже если они каким-то случайным образом промелькивают в голове. Такие мысли кажутся просто детским лепетом, который я отметаю не глядя. Ведь очевидно же, что НЕ ДОЕХАТЬ – НЕВОЗМОЖНО! Весь мой внутренний диалог во время того, как я долго стою на трассе, а машина всё не ловится, направлен на укрепление моей решимости, а не на разъедание её. Я говорю себе, что, если машины долго нет, значит, в конце будет та, которая увезёт далеко (и это факт!) Я читаю автостопные мантры, я желаю счастья водителю каждой проезжающей машины, я выполняю магические ритуалы, щёлкая пальцами, прыгая в альтернативную реальность или рисуя на песке кольца Белой Ауди – богини-покровительницы автостопа.

И мне совершенно не приходит в голову страдать о том, что, решив сейчас ехать в Питер, я лишаю себя возможности быть в Челябинске или в другом классном месте. Мне не приходит в голову, что решение ехать именно в Питер может как-то ограничивать мою жизнь и мою свободу.

ОТКУДА БЕРЁТСЯ ЭТА 100% -УВЕРЕННОСТЬ? КАКИМ ОБРАЗОМ Я ПРИНИМАЮ РЕШЕНИЯ О ТОМ, КУДА ЕХАТЬ – ТАК, ЧТО ОНИ ОКАЗЫВАЮТСЯ ТВЁРДЫМИ И БЕЗКОЛЕБАТЕЛЬНЫМИ, НЕСМОТРЯ НА ВСЮ ИЛЛЮЗОРНОСТЬ РАЗНИЦЫ МЕЖДУ «ПИТЕРОМ» И «ЧЕЛЯБИНСКОМ»? ЕСТЬ ЛИ ЗДЕСЬ КАКОЙ-ТО СЕКРЕТ?

Глядя на это внимательно, я вижу, что никакого особого секрета в самом по себе способе принятия решения –нет. В момент, когда я решаю, ехать ли мне в Москву, Питер или на Урал, у меня, в целом, НЕ большее количество озарённой Ясности, чем когда я решаю, согласиться ли мне на такую-то работу, думаю, что купить или решаю вопрос о своём жизненном предназначении. Довольно часто бывает, что ничего особо выдающегося в конечной точке моего пути я в итоге и не нахожу. Однако Я В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ ДО ЭТОЙ ТОЧКИ ДОЕЗЖАЮ,  причём часто доезжаю красиво, увлечённо, волшебно, интересно…

ТО, ЧТО МОЁ РЕШЕНИЕ О ПУНКТЕ НАЗНАЧЕНИЯ ПРИНЯТО АБЫ КАК, И ДАЖЕ ТО, ЧТО В ЭТОМ КОНЕЧНОМ ПУНКТЕ В ИТОГЕ НЕ ОКАЗЫВАЕТСЯ ТОГО, ЧТО Я ИСКАЛ, НИКАК НЕ ВЛИЯЕТ НА КАЧЕСТВО МОЕЙ ЖИЗНИ В ПРОЦЕССЕ САМОГО ДВИЖЕНИЯ – не влияет ни на мою Решимость, ни на количество интересностей и волшебства, которые случаются со мной по дороге.

Более того, именно количество синхронистичности и волшебства, которые случаются у меня во время автостопа, очень часто заставляют меня думать, что «воистину я принял очень верное решение, поехав в Питер» или «наконец-то я снова вернулся на Свой Путь». И после этого кажется очень странным, что после того, как я всё-таки доехал, волшебство неожиданно иссякает, и я вижу перед собой… ну, просто Питер – как Питер, и что это я так разволновался?..

Я могу принять решение вернуться в Е. из страха за будущее  или рвануть в Питер из механического желания впечатлений. Я могу в оконцовке ничего не найти – ни спасения в Е., ни волшебных приключений и любви в Питере. При этом, я не могу сказать и то, что сами условия поездки – стояние на трассе или многочасовое сидение в машине – мне особо кайфовы и комфортны (хотя, конечно, по сравнению с поездом, автостоп – это, однозначно, VIP-сервис). И, тем не менее, НЕЗАВИСИМО ОТ ВСЕГО ЭТОГО, В ПРОЦЕССЕ ПУТИ – Я СЧАСТЛИВ!

Ни в способе принятия решения, ни в конечной цели, самих по себе, никакого секрета нет. Секрет заключается только в одном – В НАТРЕНИРОВАННОЙ ПРИВЫЧКЕ НЕ СОМНЕВАТЬСЯ ВО ВРЕМЯ ПУТИ И ВСЕГДА ПРОДОЛЖАТЬ ДВИЖЕНИЕ ДО КОНЦА, НЕЗАВИСИМО ОТ ВИДИМЫХ ПРЕПЯТСТВИЙ. Принято решение может быть как угодно. Но РЕАЛИЗУЮ ЕГО Я БЕЗУПРЕЧНО.
И от этого сами по себе моменты путешествий автостопом для меня – счастье. Они – светлая, любимая часть моей жизни. И от этого я так часто с волнением жду очередной далёкой поездки, когда приходит весна. И от этого я езжу больше и чаще, чем «необходимо». И от этого я очень многие свои жизненные проблемы решаю именно через поездку в другое место – ибо САМА ПО СЕБЕ ПОЕЗДКА СТОПОМ, КАК ТАКОВАЯ, ЯРКО РЕЗОНИРУЕТ С РЕШИМОСТЬЮ.

Сейчас мне вспоминаются примеры поистине неукротимой Решимости, сопровождавшейся волшебной синхронистичностью во внешних обстоятельствах, связанной именно с автостопом.

Первый случай – это март 2007 года, моя поездка к девочке в Y. Тогда я выезжал утром в праздничный день из достаточно глухой деревни в 17 км от трассы по дороге, где в час проходят в лучшем случае 1-2 машины, так что шансов выбраться оттуда было очень немного. Но я помню, что Решимость была такой яркой, что я без колебаний прошёл бы это расстояние и пешком. Но я выбрался на трассу, и проехал все эти 200 км. И в конце пути произошло самое удивительное: у меня перестал работать телефон, и поэтому не было возможности созвониться и договориться о месте встречи. Плюс, я даже точно не знал, как эта девочка выглядит, потому что до этого видел её только на фотографии. В итоге, мы не просто встретились – мы неожиданно узнали друг друга в толпе на ж.-д. вокзале, куда я зашел совершенно случайно.

Второй случай – это ночной стоп в Дунаево в ноябре 2012, когда я, путешествуя ночью (!) по весьма глухим местам, куда автобусы ходят 3 раза в неделю, абсолютно точно рассчитал (или постулировал?) время прибытия в посёлок, и у меня всё срослось тютелька-в-тютельку, включая то, что я поймал машину около 2 часов ночи на 40-километровом участке дороги, где  их днём-то ходит несколько штук в час.

(И третий случай – июнь 2014, Ночной стоп из Москвы в Питер, когда я выбрался на трассу на объездной Твери около 00:00 ночи и должен был уже в 10:00 утра идти на семинар где-то на Набережной Мойки. Не буду описывать все приключения этой ночи (я чуть было не попал вместо Питера на кришнаитский (?) фестиваль "Тримурти" где-то под Тверью), но больше всего меня тогда поразила тема времени. Засыпая в кабине газельки где-то на объездной Новгорода, когда было совершенно неясно, успеваем ли мы или нет, я просто сказал себе, что мы приедем в Питер к 8 часам утра. И отключился. Когда я открыл глаза и посмотрел на телефон, я был поражён: часы показывали ровно 8:00. Я выглянул в окно, и ровно в этот момент за окном промелькнул указатель: «Санкт-Петербург 15 км». Это было просто какое-то волшебство. В 8:23 я спустился в метро Купчино. Я понятия не имел, сколько времени мне нужно будет ехать до центра города, и успею ли я хотя бы умыться перед тем, как зайду в йога-студию. Ощутив лёгкое беспокойство по этому поводу, я снова устранил НЭ и постулировал, что я приеду на Финляндский вокзал к 9:00 утра. Когда я, выйдя из метро, посмотрел на часы, они показывали РОВНО 9:00)[1].

Во всех этих случаях общим является то, что необычайная, яростная Решимость, неустрашимая перед видом внешних препятствий (которые были! В случае с Питером, мне за день до поездки нужно было добыть 15 тыс. рублей для оплаты семинара, и они добылись без влезания в долги!) кореллировала с удивительным волшебством и синхронистичностью в событиях: чем решительнее я преодолевал первоначальные препятствия, тем волшебнее мне фортило ближе к концу (встреча с А. на вокзале; прибытие в Белый в 3:30 ночи, за 1,5 часа до автобуса на Дунаево; синхронистичность в Питере). Возможно, это вообще общее свойство любого Пути: сначала приманка, потом барьеры и испытания, а потом Ветер Удачи и Волна Волшебства.

Я вспоминаю и другие случаи принятия твёрдых решений в моей жизни и вижу, что у многих из этих решений, которые я теперь считаю счастливыми, была не особенно чистая «родословная». Да, некоторые, конечно, были приняты одномоментно по той самой Прямой Озарённой Ясности, когда уже в момент, когда девушка ещё только открывает тебе дверь, и ты впервые встречаешься с ней глазами, ты уже знаешь, что нашёл свой дом. Но многим из них всё-таки предшествовал период более или менее сильных сомнений/колебаний, и решение в итоге было принято «случайно», «вдруг», импульсивно (можно поискать и найти кучу моментов в жизни, когда в аналогичной ситуации решение принято не было или было принято противоположное). Просто в определённый момент я совершал какое-то неуловимое усилие и говорил себе: «А, была – не была! Еду!» - и ехал. И в этот самый момент появлялась Решимость, которая усиливалась по мере того, как становилось поздно отступать, и цель становилась ближе.

Это неуловимое усилие удивительно похоже на усилие устранения негативной эмоции. Фактически, это оно и есть. Это просто мгновенный перевод внимания от состояния «я не знаю, что делать, я не знаю, что правильно!» к состоянию «Я так решил, и значит это верно! Будет так!» По сути, это и есть ПОСТУЛАТ в чистом виде.

И дальше я просто начинал исполнять это решение, и потом уже было слишком поздно и глупо его менять.

Хороший пример – история с блендером. Причина его покупки была достаточно произвольна, здесь не пахло какой-либо озарённой Ясностью. Здесь не было даже яркого радостного желания – скорее, это была примитивная бытовая нужда, вполне подобная моей теперешней нужде в хорошем жилье. Можно было бы вполне найти способ  и обойтись без блендера. Тем не менее, среди всей совокупности восприятий имелась вот это нужда, и, в силу каких-то случайных причин, я выбрал эту нужду за стабильное данное. Совершенно ясно, что с таким же успехом на её месте могло бы оказаться и перевесить вполне себе радостное желание купить на печь стеклянную дверцу, чтобы смотреть на огонь, но в силу абсолютно случайного стечения обстоятельств дата поездки в город сдвинулась на несколько дней, тормозить с печкой на тот момент не хотелось, поэтому дверца в печку встала обычная, а деньги высвободились, как оказалось, на блендер. В общем, нужда в блендере как-то срослась по времени с наличием денег, эти два явления как-то оказались в общем поле внимания, и возникло решение блендер купить.

Но дальше – собственно, то, что интересно. Объехав пару магазинов в первый раз и ничего подходящего не найдя, а также полазав до головной боли по Яндекс-Маркету, я пришёл в уныние и ЗАСОМНЕВАЛСЯ в решении покупать блендер вообще. Т.е. получается, что до этого момента твёрдое решение покупать ещё не было принято. И вот тут, в этой точке, рассмотрев свои сомнения, отыскав их причину (покупка теряет для меня всякий смысл, если я ничего не чувствую к тому, что покупаю, и я не смогу пользоваться в быту вещью, которую не люблю), я ПРИНЯЛ РЕШЕНИЕ – Я буду искать блендер волшебным способом и куплю только в том случае, если найду то, в отношении чего явственно, БЕЗ КОЛЕБАНИЙ, почувствую «Это ОНО!!!»

И дальше я просто НЕУКОСНИТЕЛЬНО выполнял это решение, не отступая от заявленных требований даже в моменты видимых препятствий и соблазнов чуть-чуть покривить душой. За что в итоге и был вознаграждён потрясающим переживанием «Это ОНО!!!» и удивительным открытием, что в момент этого переживания цена совершенно перестаёт иметь значение.

Таким образом, ни причина, ни цель всего этого процесса не были связаны с ОзВ. Но сам процесс достижения цели и сопровождавшие его переживания были волшебными.

Получается, по большому счёту, в тех случаях, когда Истина случается, Я НЕ НАХОЖУ, А ПОСТУЛИРУЮ ЕЁ. И, в итоге, СЕКРЕТ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЯ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ ПРОСТО В ТОМ, ЧТОБЫ НАЧАТЬ БЕЗУПРЕЧНО И НЕУКОСНИТЕЛЬНО ИСПОЛНЯТЬ ЕГО!
Получается, НЕ ВАЖНО, КУДА ЕХАТЬ И ЧТО ДЕЛАТЬ. ВАЖНО ЕХАТЬ. ВАЖНО ДЕЛАТЬ.

И вполне может быть, что сейчас я мог бы принять ЛЮБОЕ решение по поводу моего социального будущего – любое, более-менее резонирующее с Интересом и Радостью. А дальше просто отдать все силы на его воплощение, выбросив любые сомнения к чёрту. Так же, как я езжу автостопом.

Я сейчас не пытаюсь придать этому открытию какой-то абсолютистский оттенок. Я не пытаюсь утверждать, что у меня хватит Решимости неукоснительно продолжать абсолютно любое принятое решение. Но я утверждаю, что во многих ситуациях это оказывается возможным и реально имеет место.

И уж, во всяком случае, это означает, что к процессу исполнения даже механически принятых решений имеет смысл присмотреться ОЧЕНЬ серьёзно: там могут быть как раз вот эти, незамеченные доселе сокровища.





[1] Дополнение от 23 ноября 2014.

Несвобода как стабильное данное

Потихоньку разбираю разрозненные записи этого лета, и кое-что кажется достаточно ярким, чтобы его опубликовать отдельно от общего контекста. Сейчас несколько майских записей 2014:

25 мая 2014.
НЕСВОБОДА КАК СТАБИЛЬНОЕ ДАННОЕ.


Я заметил, что я часто выбираю попадать в рабство или под опеку сильных личностей для того, чтобы создать себе стабильные данные и защитить себя от разрушительной активности собственного же ума. Чтобы создать в своей жизни некие стабильные условия, которые я условно принимаю за «объективные», т.е. такие, которые я на какое-то время выбираю не расшатывать, не обесценивать и не подвергать сомнениям и критическому анализу, независимо от моего эмоционального состояния. Такие, которые сузят круг деятельности моего беспокойного и нигилистического ума до каких-то вполне ясных рамок и позволят мне двигаться в определённом направлении, не поворачивая на 180 градусов из-за очередного «прояснения», что «а вообще говоря, всё это полная лажа!»

Я заметил, что мои собственные цели, где-то начиная с 2006 года, не могут дать мне таких стабильных направлений, потому что я обращаюсь с ними очень пренебрежительно и беспощадно. Ни одна цель, какой бы важной она ни казалась, с точки зрения физического выживания, социальной реализации или спасения человечества, не выдерживает долго при столкновении с Ясностью, что, вообще говоря, на личное выживание, социальную реализацию и спасение человечества мне глубоко наплевать. А ставить цели в области такой вещи, как «духовное развитие» принципиально затруднительно, поскольку эта область от целеполагания, скорее, страдает. Плюс, при моём неслабом воображении, я мог за несколько минут изобрести невероятное количество целей, каждая из которых отличалась убедительностью и привлекательностью. Но какой-либо основы для принятия решения о том, какую из этих целей мне всё-таки выбрать и начать воплощать, у меня не было, потому что все цели, даже противоположного содержания, казались и одинаково интересными с точки зрения результата, и одинаково бессмысленными с точки зрения того, чтобы ради этого напрягаться. Получалось, что, даже когда в приступе Позитива я ставил перед собой какие-то цели, они недолго удерживали меня в каком-то стабильном русле деятельности – само возникавшее от них состояние напряжения ощущалось как неестественное, и в итоге их обычно сметала первая же волна либо ОзВ, либо тоски по ОзВ.

[Читать далее]

Всё это, конечно же, временами очень утомляло, и, фактически, приводило к тому, что я радовался, когда рядом появлялось какое-то симпатичное мне существо со стабильностью в голове, которое давало мне в руки флаг и вовлекало в какую-нибудь позитивную блуду. Разумеется, я понимал, что цели, к которым мы сейчас вместе пойдём, такие же пустые, как и всё, что мог бы придумать я сам, но сам факт стабильной убеждённости моего компаньона в том, что мы идём именно туда, куда надо, всегда производил на меня впечатление, и я не мог удержаться от соблазна рассмотреть поближе те скрытые механизмы ума, за счёт которых у него продуцировалась эта уверенность. В итоге там, конечно, ничего интересного не оказывалось, уверенность всегда была механическим продуктом каких-нибудь концепций, но сам процесс совместного движения под флагом его уверенности почти всегда оказывался приятным, особенно если этот персонаж реально был мне душевно близок.

Получалось, что цели у меня перестали работать оттого, что ощущались бессмысленными, оттого, что их было много и оттого, что было очень легко как их придумать, так и от них отказаться. А вот внешняя договорённость с существом, к которому я был расположен, даже при той же бессмысленности, всё-таки ощущалась чем-то более жёстким. И поэтому в моменты, когда нестабильность моей жизни меня изматывала слишком сильно, я радовался попаданию в несвободу, ибо несвобода чудесным образом избавляла меня от мучительной необходимости принимать механические решения и позволяла какое-то время переживать наличие в моей жизни осмысленного движения куда-то.

Состояние движения куда-то мне действительно было радостно тем, что оно сопровождалось свободой от сомнений/колебаний, беззаботностью и хорошей компанией, и иногда даже – ощущением братства. И на фоне этой свободы часто спонтанно проявлялись очень яркие озарённые переживания. Однако индуцировать подобного рода движение самостоятельно в некоем желательном для меня направлении и на сколько-нибудь длительный срок у меня между 2006 и 2014 годами получалось крайне редко, потому что определить, какое же всё-таки направление является для меня желательным, казалось поистине неразрешимой проблемой.

Но сейчас я чувствую, что кое-что изменилось. Мне становится всё более ясно, что достижение цели возможно не ради самой цели и не ради хорошей компании, а ради переживания Решимости как таковой. Это удивительное состояние, когда я понимаю, что цель сама по себе не важна, допускаю, что она может быть достигнута или не достигнута, слежу за тем, чтобы в теле и уме не было ни малейшего напряжения по поводу неё, но при всём при этом – я просто неукоснительно тренирую усилие возврата внимания из реальности «что мне делать?» или «может не получиться» в реальность «я так решил и всё». И сама по себе неукоснительность усилия начинает творить с сознанием какие-то алхимические превращения. Разница между Напряжением и Решимостью оказалась колоссальной. В Напряжении я думаю: «Надо непременно что-то сделать, чтобы успеть… Что же сделать, что?» Решимость думает по-другому: «Не нужно делать ничего, кроме того, что я знаю и делаю. Этого достаточно. Просто делать – и всё.» Решимость удивительным образом резонирует с… Покоем!

В 2009-2013 я познал силу Решимости, научившись говорить «Нет!». Теперь, похоже, приходит время для того, чтобы научиться говорить «Да!».

Глава в книгу Бодхи

ОТРЫВОК ИЗ ГЛАВЫ В КНИГУ БОДХИ "МАЛЕНЬКИЕ АСПЕКТЫ БОЛЬШОГО САМАДХИ"

В последние дни периодически накатывает желание редактировать книгу Бодхи "Маленькие Аспекты Большого Самадхи". Сама по себе эта книга, конечно, потрясающая. Никто никогда не писал обо всех этих вещах НАСТОЛЬКО ясно и по существу. И, тем не менее, при чтении во многих местах возникает ясность, что "вот здесь сказано неточно", и многие  смутноватые места хочется сделать предельно прозрачными. Плюс, возникает желание добавить кое-что, что ощущается важным, но почему-то осталось за рамками повествования.

Небольшой фрагмент из новой главы, которая должна как-то заполнить смысловой разрыв между темой о мистиках и темой о Пути мага.

[Читать далее]Теперь я хочу описать эти изменения сознания, подчеркнув, что отчетливо видимыми они становятся (и для самого человека тоже) в случае нескольких переживаний:
1. Религиозность медленно, но верно растворяется, уступая место сознанию своего незнания. Человек начинает понимать, что ничто не является столь спорным, как те самоочевидные истины, которые составляли основу его религиозности. Он уже не уверен, что есть что-то моральное или аморальное, плохое или хорошее, нужное или ненужное, ценное или бесполезное. Такое явление в обществе склонны называть моральным разложением человека; идиоты-моралисты не замечают того, что данный человек, всячески пренебрегая и моралью и религией и приличиями и авторитетами и всем чем угодно, не только не вырождается ни в смысле способности мыслить, ни в своей способности любить, но совсем наоборот.
(Глава 1. Маленькие аспекты большого самадхи)


Глава 4А. Междуцарствие.

Сейчас я хочу вернуться к вопросу о том, что происходит с человеком после того, как он пережил самадхи и попал из класса мыслителей в класс мистиков.
(…)

Получается, что мы называем магом существо, которое выбрало путь последовательного подчинения личности влиянию сущности.
(…)

(22 ноября 2014)
Фактически, это происходит просто от безысходности. Человек видит, что после того, как в его жизни появились духовные переживания, он просто не может больше жить обычной человеческой жизнью с рассудочным планированием, целеполаганием и принятием решений методом оценки и взвешивания. Он ощущает, что такой способ существования прекращает работать для него и становится источником непрекращающихся страданий. Его способность принимать решения попросту парализуется, потому что основа для оценки чего-то как «лучшего» или «худшего», «верного» или «неверного», коей когда-то была привитая ему с детства механическая система взглядов, - теперь начисто выдернута у него из-под ног. Любое решение кажется и верным, и неверным одновременно. Любое действие кажется одновременно и приемлемым, и неприемлемым – это начинает зависеть не от действия как такового, а от состояния, в котором находится мистик. Одно и то же действие может быть верным вчера, когда мистик, находясь в некотором состоянии, принял решение его делать, и стать полностью неверным завтра, когда состояние мистика изменилось и стало диссонировать с этим действием. И когда мистик пытается продолжать деятельность, которую он же сам начал в силу причин, которые казались ему разумными и важными, чтобы просто как-то довести её до конца, его не покидает хроническое ощущение, что «что бы я ни делал, я чувстую, что делаю что-то не то».

Мир кажется иллюзией, которая меняет свою форму ежедневно, во внешнем мире оказывается совершенно не за что зхацепиться, все стабильные данные начинают скрипеть и прогибаться под действием пристального внимания. Мистик чувствует, что, на что бы он ни посмотрел достаточно внимательно, всё обращается в прах и начинает казаться пустым и тотально бессмысленным, отчего желание совершать связанные с этим какие-то действия тут же сдувается. Поэтому для того, чтобы просто как-то продолжать свою социальную жизнь, он пытается забыться, заставить себя «не смотреть и не думать», он ощущает потребность «закрыть глаза» и не позволять своему взгляду задерживаться ни на каких объектах окружающего мира. И какое-то время это ему удаётся, но потом снова ни с того, ни с сего на него накатывает ЭТО, и он всем своим существом ощущает абсолютную бессмысленность своей деятельности и одномоментно бросает её. Всё это делает невозможным испытывать уверенность в любых своих поступках и превращает какую угодно деятельность в пытку.

Именно это состояние тотальной неуверенности ни в чём, ставящее крест на любых социальных начинаниях, обрекает мистика на поиск какого-то выхода из трясины иллюзий, в которой он оказался. Он ощущает истерическую потребность найти хоть какое-то стабильное данное, хоть какую-то новую точку опоры, хоть что-то, что не обращалось бы в прах от его взгляда. И в какой-то момент он обнаруживает эту точку опоры, но она оказывается не во внешнем мире, а «внутри» него.

Он замечает, что независимо от того, где он находится, независимо от того, что он делает, независимо от того, с кем он общается и кто его окружает, независимо от того, имеет ли какую-то видимость смысла или ощущается полностью пустым то дело, в которое он сейчас вовлечён, - независимо от всего этого, одна вещь всегда остаётся неизменной – любить для него всегда оказывается ценнее, чем бояться; испытывать решимость – не важно в чём! – ценнее, чем колебаться; переживать радость – ценнее, чем испытывать жалость и боль. Он делает открытие, что ему легче любить «не того», чем оценивать и решать, кто же всё-таки «на самом деле» достоин его любви; что ему радостнее переживать решимость, безупречно выполняя совершенно бессмысленное дело, чем сомневаться и мучительно взвешивать, какой путь вернее и какое дело достойнее; что ему проще искренне радоваться, когда у него в жизни происходит «беда» и «всё наперекосяк», чем придумать и отыскать положение вещей, которое было бы «правильным». Наконец, он чувствует, что перейти из состояния не-любви в состояние любви, из состояния неуверенности в состояние фоновой решимости, из состояния боли в состояние тихой радости - для него реальнее, чем отыскать какую бы то ни было основу для оценки чего-то как "верного" или "неверного".

Это открытие, несмотря на его кажущуюся странность, «непрактичность» и «банальность», с точки зрения обычного человека, ощущается мистиком как какое-то невероятное облегчение, как «гора с плеч», как «свет в конце туннеля», как ответ Бога на его многомесячные молитвы и вопрошания об Истине. В его жизни, наконец, возникает какая-то реально непоколебимая точка опоры, которая уже больше не прогибается под действием его взгляда, как бы долго и пристально он на неё не смотрел, и которая остаётся неизменно верной, независимо от того, в каких обстоятельствах и в каком эмоциональном состоянии он оказался.

Остаётся теперь только как-то соединить это новое понимание с каждодневным деланием моей жизни и как-то убрать, вычеркнуть, стереть из жизни те привычки и предрассудки прошлого, которые по инерции не позволяют этой истине быть реализованной в её полной силе и торжестве.

Так рассудочная деятельность мистика, которая до этого момента была сплошным хаосом мятущихся туда-сюда обрывков мыслей и атавистических осколков уверенностей, не имевших под собой никакой единой основы, обретает, наконец, новое направление, и он встаёт на тропу осознанного просеивания всей своей деятельности, всех своих эмоций, мыслей, поступков, желаний, реакций – через сито новообретённого понимания жизни. С тем, чтобы увидеть и убрать из жизни всё, что мешает ему ощущать ту непоколебимую опору, которая теперь становится для него возможной.

Именно так мистик приходит к Пути мага и начинает целенаправленную борьбу со своей личностью за своё право любить и переживать то, что для него теперь имеет безусловную ценность.

Вопросы и ответы - свобода воли, выбор и перестройка личности по желанию

DESPERADO - ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ.
СВОБОДА ВОЛИ И ПЕРЕСТРОЙКА ЛИЧНОСТИ.

(3 ноября 2014)

ВОПРОС:
Я вообще была увлечена в некоторой степени селекцией, особенно той частью, где про полигамию и секс. Однако неожиданно у меня завязались первые нормальные отношения, и все идеи снимания парней и траха исключительно с телом, хоть и красивым, исчезли и воспринимаются как нечто чуждое. Теперь я конченый и ненавидящий секс моногамный хлюдь, конечно же.

И я хочу спросить у тебя - какого ты мнения о сексуальных практиках селекции, с точки зрения твоей морали и логики? И, развивая ясное мышление, откуда берется мораль и как логически объяснить те или иные грани и запреты или нежелание что-либо делать? Потому что, с точки зрения увлекающегося селекцией человека, многие и многие грани можно ВООБЩЕ убрать. Но это ведь чревато, не так ли?
Алиса.

Здесь задано несколько вопросов. Но самым фундаментальным и животрепещущим,является вот это:

> откуда берется мораль и как логически объяснить те или иные грани и запреты или нежелание что-либо делать? Потому что, с точки зрения увлекающегося селекцией человека, многие и многие грани можно ВООБЩЕ убрать. Но это ведь чревато, не так ли?

Фактически, этот вопрос - о свободной воле. Существует или не существует свободная воля, существуют ли какие-то объективные истины в вопросе о том, чего можно, а чего нельзя, чего я хочу, а чего не хочу? И какова анатомия явления, которое мы называем «я не хочу»?
Я могу ответить только с точки зрения опыта своей практики.


[Читать далее]Сознание способно существовать в 2 режимах – в режиме личности (механика) и во внеличностном режиме (озарённость, недвойственность, адвайта). Вся рассудочная деятельность, выбор, оценка, сравнение, расчёты, предпочтения, мораль, «хорошо» и «плохо», время, пространство - всё это существует только в личностной жизни. Пока я – это человек, одушевлённое тело. Во внеличностном бытии всего этого не существует. Как бы странно это не звучало, но там нет выбора. Там есть Поток, который увлекает тебя в некотором неизвестном заранее направлении, и единственный выбор, который есть, – это течь вместе с этим Потоком и переживать озарённые переживания, высшее счастье, или же не течь и вернуться обратно в личность - к тупому довольству, оценкам и расчётам.

Мораль, грани, запреты, «можно» и «нельзя» - это всё личностные, рассудочные категории. Основная причина их существования – традиция. Основной способ их возникновения – реакция на боль («я там был и обжёгся, значит туда ходить нельзя»). Причём, здесь любопытно то, что невероятно часто «обжигание» происходит при более-менее ярком соприкосновении с ОзВ и последующей боли (НЭ) от утраты этого переживания. Ситуации, когда происходит яркое прикосновение к ОзВ с последующим возвратом в личность и разочарованием, в обыденной культуре именуются «соблазнами», «искушениями» и т.п. Именно поэтому в огромном количестве человеческих культур находятся под моральным запретом как раз те самые вещи, которые позволяют ярко ощутить вкус внеличностных переживаний – секс, наркотики, свобода от обязательств («безответственность»), ничегонеделание, магические практики, инцест, бродяжничество и т.д. Поскольку культура работы с внеличностными переживаниями практически везде отсутствует, то для подавляющего большинства существ, которые случайно выпадают в ОзВ из личностной механики, это оборачивается трагедией и полным разрушением личности без её последующего пересотворения. Они падают в хроническое междуцарствие, когда интерес к личностной жизни уже утрачен, а способ вернуться в ОзВ – неизвестен. И начинают медленно убивать себя, что со стороны реально кажется «гибелью человека» и «моральным разложением».

В личностной жизни желание и нежелание чего бы то ни было возникают по принципу ассоциации. Если так вышло, что при контакте с некоторым явлением проявились ПЭ (сгенерированные на основе более раннего опыта) или проблески ОзВ, то ум автоматически начинает ассоциировать это явление с «хорошо» и начинает генерировать желание новых контактов с этим явлением. Если при контакте с неким явлением были пережиты более или менее интенсивные НЭ (особенно, физическая боль), то ум автоматически записывает это явление в «плохо», «опасно» и начинает генерировать в отношении него реакцию, которую мы называем «не хочу». Эта реакция может иметь разную силу – от спокойного «скучно», «неинтересно», до истерического «о, нет, только не это!!!»

Все личностные реакции (механические желания и, как разновидность их, – позитивные желания), таким образом, построены целиком и полностью на прошлом опыте – личном или перенятом при общении с другими существами.

Иногда, в силу тех или иных факторов, на какие-то мгновения отождествление с личностью ослабевает, и тогда в сознании проявляются некие безмотивные позывы к чему-то, необъяснимые на основе прошлого опыта. Эти позывы Бодхи назвал «радостные желания». Они никак не связаны с прошлым, они всегда относятся к моменту Сейчас и, можно сказать, являются некой высшей истиной о том, какое действие является «верным» для данного конкретного момента жизни. Радостные желания могут иметь общее направление с некоторыми механическими желаниями, а могут противоречить им.

Вопрос о запретах и о «не хочу» - это явление исключительно личностной жизни. И Практика, описанная Бодхи, действительно позволяет, приложив определённые усилия, изменять те или иные личностные барьеры (ограничивающие концепции). Причём, по своему опыту, я могу сказать, что возможно изменение как «нельзя», «не могу», так и «не хочу», потому что «не хочу» очень часто является одной из форм «нельзя» или, чаще, «это всё равно невозможно».

Анатомия «не хочу» - как я её увидел, разбираясь к конкретными «не хочу» в своей жизни, выглядит так: «контакт с этим не принесёт мне ПЭ» (пассивное «не хочу», скука, «не интересно») или «контакт с этим принесёт мне НЭ» (активное «не хочу», отторжение)». Одна из разновидностей пассивного «не хочу» - это «игра не стоит свеч»: «количество ПЭ, которые я получу, слишком незначительно по сравнению с потенциальными или неизбежными при этом НЭ»

Все «не хочу» - как активные, так и пассивные – образуют из себя довольно сложные конструкции, в которых присутствует множество действующих факторов. И, разбирая эти факторы по отдельности, можно увидеть, что «не хочу» превращается в «хочу» или наоборот.
Например, я ощущаю, что не хочу больше делать определённую работу, скажем, класть печи. Это почти всегда означает, что в моей работе накопилась критическая масса моментов, которые вызывают у меня НЭ. Я начинаю отыскивать эти моменты и вижу, что: (1) меня сильно изматывает сортировка некачественного кирпича; (2) я устаю объяснять своему напарнику элементарные вещи; (3) мне не нравится, сколько времени отнимает у меня принятие технических решений, не нравятся сомнения и колебания в связи с этим; (4) мне не нравится, сколько я зарабатываю… и т.д. Выявив эти моменты, я могу спросить себя: «а захочу ли я это делать, если какие-то из этих вещей изменятся?» И, отвечая себе на этот вопрос, я вижу, что да, оказывается, если кое-то изменится, то я могу почувствовать, что я снова хочу делать это дело. Например, если оплата моей работы повысится в 10 раз, если я возьму себе другого напарника, если я буду работать только с новым и качественным кирпичом, если я получше изучу теорию и научусь некоторым расчётам и т.д.

Аналогичным образом происходит в ситуации с любимой девушкой. «Я больше не хочу её видеть» при ближайшем изучении оказывается реакцией на некоторую массу пережитых мной в общении с этой девушкой НЭ. И если я представлю себе, что поведение девушки изменится так-то и так-то, т.е. начинаю уравновешивать массу НЭ равноценным объёмом ПЭ, то я неожиданно обнаруживаю, что я не просто хочу её видеть, а вообще очень даже сильно люблю.

Но это всё сугубо механические, личностные инструменты. Гораздо более совершенный способ работы с «не хочу» - это устранение НЭ, входящих в ассоциативный клубок. Так, если я «больше не хочу видеть» свою девушку, я могу начать устранять НЭ, возникшие от тех «гадостей», которые она мне причинила. И этот путь приведёт меня к ещё большей любви, чем изменение поведения девушки. И к большей любви, чем была до того, как девушка «причинила мне гадости».

Помимо прямого устранения НЭ, описанного Бодхи, можно устранять НЭ через устранение разрывов в общении (тема, детально проработанная Хаббардом). Когда общение с «источником проблем» становится более полным, и в нём вычищается ложь, то «не хочу» тоже часто превращается в «хочу».

У меня было немало случаев в общении с людьми, а также в занятии разными видами деятельности, когда «не хочу общаться», «не хочу это делать» превращалось в «очень хочу» после устранения НЭ и разрывов в общении.

Но здесь важно упомянуть ещё кое-что. В некоторые моменты жизни, когда отождествление с личностью по тем или иным причинам ослабевает, на фоне лёгкого озарённого фона часто проявляется также внеличностная форма «не хочу». Впрочем, это внеличностное переживание слова «я не хочу» описывают неточно. Гораздо сильнее резонируют слова «Это всё не то, не то, не то…» или «Это всё суета… А хочется чего-то настоящего, подлинного». При попытке устранить это «не то, не то, не то» оно становится ещё более ярким и отчётливым и может даже перерасти в радостное желание прямо сейчас бросить какую-либо механическую деятельность и что-то совершить.

Устранение НЭ – это, вообще говоря, внеличностный инструмент, поскольку он разрывает созданные умом ассоциации «это явление = больно», прижигает боль микро-прикосновением к огню самадхи, как Геракл с Иолом прижигали огнём отрубленные головы гидры во избежение их отрастания. В этом сила устранения НЭ, но в этом и его «слабость», поскольку чем интенсивнее ты начинаешь устранять НЭ, тем стремительнее тебя начинает выкидывать из личности – в то место, где ты попросту перестаёшь контролировать процесс и где радикальным образом подрывается его мотивация. Т.е. результат этого процесса может быть прекрасным и волнующим, но совершенно непредсказуемым.

И вот здесь мы подходим к самому интересному: действительно ли можно перестроить свою личность полностью, создать и убрать любые грани, способности, сделать из «себя» всё что угодно, сделать так, что я буду очень хотеть того, чего я хочу, чтобы я хотел, и не хотеть того, чего я не хочу, чтобы я хотел?

Мой опыт Практики на данный момент привёл меня к такому ответу на этот вопрос: теоретически да, но практически этого никогда не происходит, потому что сила, которую личность использует для изменения самой себя, сильнее личности и рано или поздно она отбрасывает личность и встаёт на её место. Это можно изобразить в виде такой метафоры: правитель, позвавший войска из соседнего государства, чтобы навести порядок в своей стране, рано или поздно оказывается сам под властью этого соседнего государства.

На практике происходит вот что. Цель изменить себя в некоторую «лучшую» сторону поставлена личностью, которая в силу тех или иных механических предпочтений считает, что этот вариант «лучше», чем тот. И для того, чтобы произошло это изменение, личность начинает устранять НЭ, т.е. призывает силу ОзВ, силу внеличностных переживаний, силу самадхи. Но когда приходят ОзВ, когда приходят ОзВ такой силы, которая действительно способна перестроить личность, то переживание этого Присутствия становится настолько сладостным и привлекательным, что продолжение пребывания в ОзВ становится намного более желанным, чем те задачи перестройки личности, которые ставились. И сознание просто отдаётся Потоку ОзВ, отбрасывая идею что-то делать с личностью, менять какие-то её грани, как очередную личностную заморочку.

Специфика самадхи в том, что ты не можешь там что-то решать и что-то выбирать. Ты не можешь там испытывать предпочтение и считать, что этот вариант лучше, чем тот. Там нет выбора. Ты просто отдаёшься волне Того, что несоизмеримо больше и сильнее «тебя», и это Нечто наполняет формы твоей личности ясным знанием, что сейчас я делаю то-то и то-то – и это действие просто происходит. Там нет рассуждений. Там нет планов, целей задач… Есть только переживание, ясное знание и прямое, 100%-уверенное действие. И всё. И всё это – такое блаженство, что ничего думать, взвешивать, оценивать и решать – попросту и не хочется.

Т.е. на вопрос «многие грани можно ВООБЩЕ убрать, но это ведь чревато, не так ли?» я бы ответил, что реальная работа над перестройкой личности чревата попаданием в такие озарённые состояния сознания, в которых настолько блаженно и увлекательно, что возвращение к вопросу о создании или стирании личностных структур уже не происходит, потому что это совершенно перестаёт быть актуальным.

Что происходит дальше? Из самадхи обычно возвращаются. И к моменту возвращения личность действительно оказывается несколько перестроенной, но далеко не всегда именно в ту самую сторону, в которую хотелось изначально. Так, деятельность по перестройке личности с целью сделать себя более сексуально привлекательным может в итоге обернуться утратой механического сексуального желания. Деятельность по перестройке личности с целью сделать себя более способным зарабатывать деньги может обернуться утратой интереса к деньгам («это всё не то, не то, не то…») и неожиданно ярким радостным желанием пожить в дикой природе с минимальным числом благ цивилизации.

Поскольку план по устранению личностных омрачений ставит всегда омрачённая личность, то в процессе его реализации этот план практически всегда выметается вместе с прочими омрачениями. Поэтому я пока могу сказать лишь то, что эти вещи непредсказуемы.

Свободная воля есть, но когда ты соприкасаешься с по-настоящему прекрасными и волшебными вещами, она становится не нужна и выбрасывается за ненадобностью. Когда у тебя есть самый лучший вариант, выбор становится не нужен.